Исторические труды М. А. Коростовцева

Что означает Исторические труды М. А. Коростовцева и что это такое? В разделе Краеведение и этнография дан подробный ответ и объяснение на вопрос.

Здесь выложено готовое сочинение на тему Исторические труды М. А. Коростовцева, которое вы так же можете использовать как реферат.

Эту, поверенную нами работу, вы можете скачать бесплатно перейдя по ссылке, но если вам необходима другая готовая работа по данному предмету, например реферат или изложение, доклад, лекция, проект, презентация, эссе, краткое описание, биография писателя, ученого или другой знаменитости, контрольная, самостоятельная, курсовая, экзаменационная, дипломная или любая другая работа, с вашими индивидуальными требованиями, напишите нам и мы договоримся.

Наша небольшая команда бывших и действующих преподавателей и авторов со стажем работы от 5-ти лет всегда вам поможет. Всего нами написано и проверено более 10 000 различных работ на образовательные темы. С нами вы получите действительно качестенный материал с уникальным текстом и обязательно хорошую оценку. Удачи в учебе!

СОДЕРЖАНИЕ

Начало творческого пути 3

Пик научной деятельности 7

Анализ работ М. А. Коростовцева 10

Заключение 12

Примечания 13

Список литературы 14

Начало творческого пути

Михаил Александрович Коростовцев родился 23 апреля 1005 года в семье военного, связанной тесным родством с некоторыми известными русскими учеными (его мать была урожденная Герсеванова). В 1919 году он окончил гимназию в Тбилиси, где проучился еще два года в Политехническом институте. Однако подлинные его интересы были далеки от техники. Уже тогда им овладело непреходящее увлечение великими древними цивилизациями Востока, в особенности культурой древнего Египта. Юноша обращается к академику Б. А. Тураеву. Но переписка вскоре оборвалась: основоположник отечественной науки о древнем Востоке скончался летом 1920 года. В 1921 году Михаил Александрович был призван в Красную Армию и прослужил там до 1924 года. Постоянное общение в это время с морем и моряками и неугасимое стремление к познанию побудили его в 1925 году уйти в плавание. За десять лет М. А. Коростовцев прошел путь от простого матроса до капитана, получив диплом штурмана дальнего плавания. Тогда же, в 1929 году, он вступает в ряды Коммунистической партии.

Но «зовы древности» не замолкали и на капитанском мостике среди морских просторов. Он заканчивает в 1934 году заочно курс исторического факультета Азербайджанского государственного университета в Баку, а в следующем году расстается с морем и переезжает в Ленинград, чтобы, наконец, полностью посвятить себя занятиям египтологией, мечта о которой не оставляла его с юности.

По рекомендации академика В. В. Струве Михаил Александрович поступает научным сотрудником в Институт истории Академии наук СССР. Здесь он полностью отдается научной работе.

Жизненный опыт в сочетании с большой увлеченностью и одаренностью и такие первоклассные учителя, как академик В. В. Струве и Ю. Я. Перепелкин, позволили М. А. Коростовцеву уже через три года выступить с первой небольшой самостоятельной работой – заметкой о книге Dairaness, а еще через два года – с переизданием важнейшего текста – декрета Сети I из Наури, который за восемь лет ддо того впервые опубликовал Ф. Гриффис. Михаил Александрович значительно дополнил исторический и филологический комментарий, что в немалой степени способствовало лучшему уяснению этого столь часто используемого источника. Напечатанная в 1941 году статья о V династии, по-новому и притом вполне убедительно освещающая ход событий, завершившихся приходом к власти последней династии периода Древнего царства, и защищенная в 1939 году кандидатская диссертация «Рабство в эпоху XVIII династии» показали, что М. А. Коростовцев за сравнительно краткий срок вырос в серьезного исследователя, несмотря на то что ему приходилось совмещать собственные научные изыскания с хлопотливыми и трудоемкими обязанностями ученого секретаря Института истории.

После нападения на Советский Союз фашистской Германиии и ее сателлитов он поступает добровольцем в армию. Вскоре из армии его направляют в Москву, где он выполняет административные обязанности по Академии наук. Михаил Александрович в это время был ученым секретарем Отделения истории и философии. В 1943 году он успешно защищает диссертацию на тему «Язык и письмо древнего Египта» на соискание ученой степени доктора исторических наук. [1]

Вот перечень первых работ академика:

1937

Рец.: Dairaness, Un socialisme d’etat quinze siecles avant. I. – C. L’Egypte economique sous la XVIII dinastie pharaonique. Paris, 1934. – «Историк-марксист», М., 1937, №2, С. 170 – 172.

1938

Германский фашизм и африканская колониальная проблема. – «Пропаганда и агитация», М., 1938, №23, С 54 – 60.

Цитадель мировой реакции. (Внешняя политика Англии и международные отношения). – «Проппаганда и агитация», М., 1938, №19 – 20, С. 79 – 85.

1939

Декрет Сети I в Наури. – «Ист. Архив», М., 1939. Т. 2, с. 239 – 287.

Происки германского фашизма в Палестине. – «Пропаганда и агитация», М., 1939, №10, С. 45 – 49.

1940

Египет. – «Пропаганда и агитация», М., 1940, №17, С. 52 – 55.

1941

Из истории V династии в древнем Египте. – «Вестник древней истории», М., 1941, №1, С. 31 – 44.

Хеттское царство. – В. В. Струве. История древнего Востока, М., 1941, с. 247 – 255.

1942

Изучение истории древнего мира за 25 лет. – 25 лет исторической науки в СССР. М. – Л., 1942, С. 189 – 208.

1945

О фашистской фальсификации истории древнего Египта. – «Ученые записки МГУ», вып. 81, 1945, с. 45 – 54.[2]

Пик научной деятельности

Затем его направляют в длительную командировку в Египет, сначала корреспондентом ТАСС, а затем назначают официозным представителем Академии наук. Служебные задания, особенно в трудные воеенные и первые послевоенные годы, отнимали много времени и сил. Но Михаил Александрович все же выкраивает часы для занятий наукой. Он пишет ряд статей, опубликованных в 1947 году в «Бюллетене Египетского института» и «Бюллетене Французского Общества восточной археологии», в которое он был избран иностранным членом. В тематике этих работ, равно как и в теме докторской диссертации, отчетливо проявляется возникший у М. А. Коростовцева интерес к проблемам истории египетского языка и письменности, которым со временем он будет уделять все большее внимание.

По возвращении из Египта в 1947 году Михаилу Александровичу не сразу удается вернуться к научной деятельности. Подавляющее большинство его трудов создано за последние два десятилетия – срок весьма ограниченным особенно если принять во внимание, что число это приближается к ста и среди них имеются такие капитальные публикации и монографии, как полное комментированное издание известного папируса из собраний Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина – «Злоключения Ун-Амуна» editio princeps столь трудного в палеографическом и филологическом отношении текста, как папирус №127 из коллекции того же музея, обширное «Введение в египетскую филологию» – первый труд подобного рода, краткий очерк египетской грамматики «Египетский язык», книга о писцах древнего Египта, также первое обобщающее исследование на эту тему, и, наконец, «Грамматика новоегипетского языка». В 1976 году вышел в свет первый в отечественной литературе общий очерк египетской религии.

Содержание этих книг, равно как и многочисленных статей, помещенных в различных сборниках и журналах, отчетливо показывает, что М. А. Коростовцеву теперь гораздо ближе проблемы языка, текстологии и истории письма древнего Египта, чем его социально-экономическая и политическая история, которые в первую очередь привлекали его в ранние годы научной деятельности.

См. А. Коростовцеву было поручено возглавить редакционную коллегию трехтомной «Истории древнего Востока». Он активно участвовал в создании другого коллективного труда – «Истории культуры древнего Египта». В популярных журналах неоднократно появлялись его статьи, предназначенные для массового читателя, интересующегося культурным наследием минувших веков.

Когда в 1965 году скончался академик В. В. Струве, ни у кого не возникло сомнения, что никто лучше М. А. Коростовцева по сочетанию деловых, научных и человеческих качеств не сможет заменить его на посту заведующего отделом древнего Востока Института востоковедения АН СССР. Он был заместителем председателя ученого совета Института востоковедения АН СССР, входил в состав филологической секции этого же совета и в ученый совет Института Африки АН СССР и Института международных отношений, состоял в редколлегии «Вестника древней истории».им подготовлено несколько апирантов, и некоторые его ученики успешно защитили кандидатские диссертации. Под титульной редакцией М. А. Коростовцева вышло около десяти монографий как по истории, так и по филологии стран Востока.

Французское египтологическое общество избрало М. А. Коростовцева в 1958 году своим действительным членом, а в 1965 году он был удостоен звания почетного члена Египтологического института Карлова университета в Праге.

Непреходящего значения вклад в отечественную и мировую науку о древнем Египте был по достоинству оценен научной общественностью: в ноябре 1974 года М. А. Коростовцев был избран в действительные члены Академии наук СССР.[3]

Анализ работ А. М. Коростовцева

Я ознакомилась с тремя работами М. А. Коростовцева.

Это две статьи в сборнике Древний Египет и Древняя Африка.[4] В «Комментарии к Urk. IV» ученый аргументированно доказывает, что фразу некоего Ахмоса, переводившуюся ранее с древнеегипетского как «Я высказал свою доблесть перед ним в Нильских порогах... суда на опасном месте», следует переводить как «Проявил я доблесть перед ним в нильских порогах в буксировании судна через стремнину».[5]

В статье «Эргативный «падеж» в египетском языке» ученый исследует сочетание «служебное слово in + существительное», которое в грамматиках египетского языка до него описывалось чисто теоретически без каких-либо попыток обобщить и теоретически осмыслить его значение. М. А. Коростовцев, рассматривая многочисленные примеры употребления этого сочетания, доказывает, что оно близко к эргативному (синтетическому) падежу и эргативной конструкции.[6]

Огромную известность получил труд академика «Религия древнего Египта».[7] В этой монографии ученый подробно останавливается на всех стадиях развития древнеегипетской религии начиная с тотемических представлений, подробно говорит об Осирисе, Исиде, мистериях, пирамидах, останавливается на локальных богах древнего Египта. Он говорит о трансформации религии Египта в эпоху античности, когда в страну пришли греки, анализирует представления о божественности царской власти, роль жречества.

Заключение

Михаил Александрович Коростовцев – один из известнейших отечественных востоковедов. Он внес огромный вклад в развитие отечественного востоковедения, прежде всего египтологии, написав свыше сотни различных статей и целый ряд капитальных трудов.

Прежде всего Алекандра Михайловича Коростовцева интересовали проблемы развития древнеегипетского языка и культуры (в том числе и религии).

В этой области он добился наиболее значимых результатов и значительно продвинул вперед не только отечественную египтологию, но и зарубежную. Заметим, что, например, книга «Религия древнего Египта» была первым отечественным обобщающим трудом по этой теме. Его статьи публиковались за рубежом. А сам он был избран иностранным членом Французской Акдемии Наук.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] От редактора: о М. А. Коростовцеве. // Древний Восток. М., 1975. С. 3 – 4.

[2] Список трудов академика М. А. Коростовцева. // Древний Восток. М., 1975. С. 7 – 8.

[3] От редактора: о М. А. Коростовцеве. // Древний Восток. М., 1975. С. 4 – 6.

[4] Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967.

[5] Коростовцев М. А. Комментарий к Urk. II. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 81 – 82.

[6] Коростовцев М. А. Эргативный «падеж» в египетском языке. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 83 – 93.

[7] Коростовцев М. А. Религия древнего Египта. М., 1976.

Список литературы

1. Коростовцев М. А. Комментарий к Urk. II. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 81 – 82.

2. Коростовцев М. А. Религия древнего Египта. М., 1976.

3. Коростовцев М. А. Эргативный «падеж» в египетском языке. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 83 – 93.

4. От редактора: о М. А. Коростовцеве. // Древний Восток. М., 1975. С. 3 – 6.

5. Список трудов академика М. А. Коростовцева. // Древний Восток. М., 1975. С. 7 – 8.

Подобные материалы

Нижний Тагил
История Нижнего Тагила. Веселые горы как уголок горной тайги Среднего Урала. Черноисточинский пруд
Экскурсионные объекты, их классификация и критерии оценки
Традиционный подход к классификации объектов для экскурсионного обслуживания. Данные социологии и
Україна - художня словесність
Багатовкове буття укранського народу зберегло образ та дух найповнше, а часом то й лише у мистецтв
История возникновения фамилии
Понятие фамилии, ее сущность и особенности, история возникновения и развития как понятия. Способы
Духовная культура адыгов
Устное народное творчество. Адыгский нартский эпос - выдающийся памятник духовной культуры народа.