Темы настоящего исследования заключается в том, что обеспечение обязательств традиционный институт граждан­ского права, «известный еще римскому праву» 1

Что означает Темы настоящего исследования заключается в том, что обеспечение обязательств традиционный институт граждан­ского права, «известный еще римскому праву» 1 и что это такое? В разделе Остальные рефераты дан подробный ответ и объяснение на вопрос.

Здесь выложено готовое сочинение на тему Темы настоящего исследования заключается в том, что обеспечение обязательств традиционный институт граждан­ского права, «известный еще римскому праву» 1, которое вы так же можете использовать как реферат.

Эту, поверенную нами работу, вы можете скачать бесплатно перейдя по ссылке, но если вам необходима другая готовая работа по данному предмету, например реферат или изложение, доклад, лекция, проект, презентация, эссе, краткое описание, биография писателя, ученого или другой знаменитости, контрольная, самостоятельная, курсовая, экзаменационная, дипломная или любая другая работа, с вашими индивидуальными требованиями, напишите нам и мы договоримся.

Наша небольшая команда бывших и действующих преподавателей и авторов со стажем работы от 5-ти лет всегда вам поможет. Всего нами написано и проверено более 10 000 различных работ на образовательные темы. С нами вы получите действительно качестенный материал с уникальным текстом и обязательно хорошую оценку. Удачи в учебе!

Содержание

Введение. 3

Глава 1. Понятие и система способов обеспечения исполнения обязательств. 7

1.1. Понятие исполнения обязательств. 7

1.2. Признаки способов обеспечения исполнения обязательств. 12

Глава 2. Способы обеспечения исполнения обязательств. 20

2.1. Неустойка. 20

2.2. Залог. 26

2.3. Удержание. 29

2.4. Поручительство. 32

2.5. Банковская гарантия. 39

2.6. Задаток. 45

Глава 3. Проблемы судебно-арбитражной практики по вопросам применения способов исполнения обеспечения обязательств. 49

Заключение. 57

Список литературы.. 61

Введение

Актуальность темы настоящего исследования заключается в том, что обеспечение обязательств - традиционный институт граждан­ского права, «известный еще римскому праву»[1] . В российском дорево­люционном законодательстве и гражданско-правовой доктрине также имелись положения об обеспечении исполнения обязательств «такими способами, как неустойка, залог, поручительство, задаток»[2] . Возникно­вение этого института предопределено тем обстоятельством, что на­личие между сторонами обязательственных правоотношений само по себе еще не гарантирует их надлежащее исполнение. И зачастую тре­буются меры, призванные укрепить положение кредитора в обяза­тельстве.

Эти меры весьма разнообразны. Некоторые из них установлены в законе в виде общих предписаний и подлежат применению во всех случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, кроме тех, для которых это исключено законом, договором или самим характером установленных отношений, а потому именуются общими мерами. Прежде всего, это возложение на неисправного должника обязанности возместить вызванные его нарушением убытки, а также понуждение к исполнению обязательства в натуре.

Однако, несмотря па их всеобщность, эти меры не всегда могут быть реализованы. Допустимы случаи, когда кредитор никаких убытков не несет, либо их размер трудно обосновать, либо, в силу отсутствия у должника имущества, решение суда о возмещении убытков практиче­ски неосуществимо. Также не всегда может быть реализовано требова­ние о понуждении должника к исполнению лежащей па нем обязанно­сти. Вместе с тем и при подобных обстоятельствах кредитор сущест­венно заинтересован в том, чтобы быть уверенным в исполнении обя­зательства. Поэтому Гражданским Кодексом предусматривается применение специальных, дополнительных обеспечительных мер, направленных па ограждение интересов кредитора от возможного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником. Подобные меры применяются независимо от причинения убытков кредитору и от наличия у должника имущества, на которое может быть обращено взы­скание по исполнительным документам. Именуются они способами обеспечения исполнения обязательств. К ним относятся: неустойка, за­лог, удержание, поручительство, банковская гарантия, задаток и дру­гие способы, предусмотренные законом или договором.

Способы обеспечения исполнения обязательств носят имущест­венный характер. Их назначение состоит прежде всего в том, что они стимулируют, побуждают должника к точному и неуклонному поведе­нию под страхом невыгодных для него последствий, и тем самым дают кредитору более или менее падежную гарантию осуществления его прав. Они в то же время призваны компенсировать либо предотвратить негативные последствия, которые возникают либо могут возникнуть в случае нарушения должником условий обеспеченного обязательства.

Суть этого правового механизма состоит «в наделении кредитора по­мимо основных прав но обеспеченному обязательству дополнительны­ми правами, которыми он может воспользоваться в случае нарушения должником обязательства»[3] . Реализация этих прав кредитора осуществ­ляется, в частности, путем: возложения на должника дополнительных имущественных обременений в виде уплаты неустойки или оставле­ния задатка, привлечения к исполнению обязательства или к ответст­венности за его неисполнение третьих лиц (банковская гарантия, пору­чительство), предварительного выделения имущества для возможного принудительного удовлетворения требования кредитора (залог).

В ряде случаев, кроме стимулирующей и компенсационной, спосо­бы обеспечения выполняют и другие функции. Неустойка одновре­менно представляет собой и способ обеспечения исполнения обязательства, и меру гражданско-правовой ответственности. С помощью задатка подтверждается факт заключения договора.

Несмотря на то, что рассматриваемый институт призван обеспечи­вать, в первую очередь, интересы кредитора, это не означает, что можно пренебрегать правами должника и третьего лица. Гарантирование креди­тору его интересов должно тесно увязываться с согласованием, компро­миссом интересов кредитора, должника и третьего лица (гаранта, поручи­теля; залогодателя, если таковым является не должник, а третье лицо).

Конкретный способ обеспечения исполнения обязательств мо­жет быть определен как законом, так и договором. Законом чаще всего устанавливаются неустойка[4] , иногда удержание (ст. 712, 972, 997 ГК), поручительство (ст. 532 ГК) или залог. Так, согласно и. 5 ст. 488 ГК про­данный в кредит товар признается находящимся в залоге (см. также п. 1 ст. 587 ГК). Обычно наиболее оптимальный способ определяется соглашением сторон. И от того, насколько оптимален выбор кредито­ром способа обеспечения исполнения обязательства, во многом будет зависеть и поведение должника.

Перечень способов обеспечения исполнения обязательств, приве­денный в ст. 329 ГК, - открытый. Это означает допустимость исполь­зования в качестве таковых иных правовых конструкций. Расширение этого перечня возможно путем указания на другие способы обеспече­ния как в договоре, так и в законе.

Среди способов обеспечения, введенных законом и названных та­ковыми, но не включенных в перечень в ст. 329 ГК, можно назвать ис­пользование уступки денежного требования в качестве способа обеспе­чения исполнения обязательства, возникшего на основании договора финансирования под уступку денежного требования (ст. 824 ГК). Обеспечительный характер присущ и многим правовым конструкциям, предусмотренным законом, но не на­званным в качестве способов обеспечения исполнения обязательства.

Таковыми, на наш взгляд, могут быть признаны: положения о суб­сидиарной ответственности участников полного товарищества, а так­же полных товарищей в товариществе на вере по обязательствам това­рищества, об ответственности собственника об обязательствам казен­ного предприятия или учреждения (п. 1 ст. 75, п. 1 ст. 82, п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 120 ГК), о субсидиарной ответственности Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований но требованиям вкладчика к банку, в уставном капитале которого участвуют названные образования (п. 1 ст. 840).

В договоре стороны могут условиться о применении в качестве спо­соба обеспечения таких правовых конструкций, как расчеты по безот­зывному аккредитиву (ст. 869 ГК), хранение у третьего лица вещей, яв­ляющихся предметом спора (секвестр) (ст. 926), внесение спорной суммы денег или ценной бумаги в депозит третьего лица (п. 1 ст. 327). При выборе правовых конструкций для целей их использования в ка­честве способа обеспечения важно учитывать возможность с их по­мощью обеспечить согласование интересов кредитора, должника и третьего лица.

Таким образом, способы обеспечения представляют собой специ­альные меры имущественного характера, стимулирующие надлежащее исполнение обязательства должником путем создания для кредитора источника удовлетворения его интереса и наделения его дополнитель­ными правами по предотвращению и (или) устранению неблагоприят­ных последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обя­зательства.

Целью настоящего исследования является комплексный анализ способов обеспечения исполнения обязательств в гражданском праве России.

Глава 1. Понятие и система способов обеспечения исполнения обязательств

1.1. Понятие исполнения обязательств

Обеспечение обязательств - традиционный институт гражданского права, известный еще римскому праву[5] . В российском дореволюционном законодательстве и гражданско-правовой доктрине также имелись положения об обеспечении исполнения обязательств такими способами, как неустойка, залог, поручительство, задаток[6] . Возникновение этого института предопределено тем обстоятельством, что наличие между сторонами обязательственных правоотношений само по себе еще не гарантирует их надлежащее исполнение. И зачастую требуются меры, призванные укрепить положение кредитора в обязательстве.

Эти меры весьма разнообразны. Некоторые из них установлены в законе в виде общих предписаний и подлежат применению во всех случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, кроме тех, для которых это исключено законом, договором или самим характером установленных отношений, а потому именуются общими мерами. Прежде всего это возложение на неисправного должника обязанности возместить вызванные его нарушением убытки, а также понуждение к исполнению обязательства в натуре (п. 1 ст. 393, ст. 396 ГК).

Однако, несмотря на их всеобщность, эти меры не всегда могут быть реализованы. Допустимы случаи, когда кредитор никаких убытков не несет, либо их размер трудно обосновать, либо, в силу отсутствия у должника имущества, решение суда о возмещении убытков практически неосуществимо. Также не всегда может быть реализовано требование о понуждении должника к исполнению лежащей на нем обязанности. Вместе с тем и при подобных обстоятельствах кредитор существенно заинтересован в том, чтобы быть уверенным в исполнении обязательства. Поэтому Кодексом предусматривается применение специальных, дополнительных обеспечительных мер, направленных на ограждение интересов кредитора от возможного неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником. Подобные меры применяются независимо от причинения убытков кредитору и от наличия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Именуются они способами обеспечения исполнения обязательств. К ним относятся: неустойка, залог, удержание, поручительство, банковская гарантия, задаток и другие способы, предусмотренные законом или договором (ст. 329 ГК).

Способы обеспечения исполнения обязательств носят имущественный характер. Их назначение состоит прежде всего в том, что они стимулируют, побуждают должника к точному и неуклонному поведению под страхом невыгодных для него последствий, и тем самым дают кредитору более или менее надежную гарантию осуществления его прав. Они в то же время призваны компенсировать либо предотвратить негативные последствия, которые возникают либо могут возникнуть в случае нарушения должником условий обеспеченного обязательства.

Суть этого правового механизма состоит в наделении кредитора помимо основных прав по обеспеченному обязательству дополнительными правами, которыми он может воспользоваться в случае нарушения должником обязательства. Реализация этих прав кредитора осуществляется, в частности, путем: возложения на должника дополнительных имущественных обременений в виде уплаты неустойки или оставления задатка, привлечения к исполнению обязательства или к ответственности за его неисполнение третьих лиц (банковская гарантия, поручительство), предварительного выделения имущества для возможного принудительного удовлетворения требования кредитора (залог).

В ряде случаев, кроме стимулирующей и компенсационной, способы обеспечения выполняют и другие функции. Неустойка одновременно представляет собой и способ обеспечения исполнения обязательства, и меру гражданско-правовой ответственности. С помощью задатка подтверждается факт заключения договора.

Несмотря на то, что рассматриваемый институт призван обеспечивать, в первую очередь, интересы кредитора, это не означает, что можно пренебрегать правами должника и третьего лица. Гарантирование кредитору его интересов должно тесно увязываться с согласованием, компромиссом интересов кредитора, должника и третьего лица (гаранта, поручителя; залогодателя, если таковым является не должник, а третье лицо).

Конкретный способ обеспечения исполнения обязательств может быть определен как законом, так и договором. Законом чаще всего устанавливаются неустойка[7] , иногда удержание (ст. ст. 712, 972, 997 ГК), поручительство (ст. 532 ГК) или залог. Так, согласно п. 5 ст. 488 ГК проданный в кредит товар признается находящимся в залоге (см. также п. 1 ст. 587 ГК). Обычно наиболее оптимальный способ определяется соглашением сторон. И от того, насколько оптимален выбор кредитором способа обеспечения исполнения обязательства, во многом будет зависеть и поведение должника.

Перечень способов обеспечения исполнения обязательств, приведенный в ст. 329 ГК, - открытый. Это означает допустимость использования в качестве таковых иных правовых конструкций. Расширение этого перечня возможно путем указания на другие способы обеспечения как в договоре, так и в законе.

Среди способов обеспечения, введенных законом и названных таковыми, но не включенных в перечень в ст. 329 ГК, можно назвать использование уступки денежного требования в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, возникшего на основании договора финансирования (ст. 824 ГК). Обеспечительный характер присущ и многим правовым конструкциям, предусмотренным законом, но не названным в качестве способов обеспечения исполнения обязательства.

Таковыми, на наш взгляд, могут быть признаны: положения о субсидиарной ответственности участников полного товарищества, а также полных товарищей в товариществе на вере по обязательствам товарищества, об ответственности собственника по обязательствам казенного предприятия или учреждения (п. 1 ст. 75, п. 1 ст. 82, п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 120 ГК), о субсидиарной ответственности Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований по требованиям вкладчика к банку, в уставном капитале которого участвуют названные образования (п. 1 ст. 840).

В договоре стороны могут условиться о применении в качестве способа обеспечения таких правовых конструкций, как расчеты по безотзывному аккредитиву (ст. 869 ГК), хранение у третьего лица вещей, являющихся предметом спора (секвестр) (ст. 926), внесение спорной суммы денег или ценной бумаги в депозит третьего лица (п. 1 ст. 327). При выборе правовых конструкций для целей их использования в качестве способа обеспечения важно учитывать возможность с их помощью обеспечить согласование интересов кредитора, должника и третьего лица.

Таким образом, способы обеспечения представляют собой специальные меры имущественного характера, стимулирующие надлежащее исполнение обязательства должником путем создания для кредитора источника удовлетворения его интереса и наделения его дополнительными правами по предотвращению и (или) устранению неблагоприятных последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

При обеспечении обязательства между кредитором по этому обязательству и лицом, обеспечивающим обязательство (в большинстве случаев им является сам должник по основному обязательству), также создается обязательственное правоотношение. Но это обязательство особого рода. Оно является дополнительным (акцессорным) по отношению к обеспечиваемому или главному (основному) обязательству, зависимым, производным от него.

Акцессорный характер обеспечивающего обязательства проявляется в следующих его чертах.

Во-первых, оно обеспечивает фактически существующее, т.е. не прекратившееся основное обязательство. Прекращение основного обязательства (например, в связи с его исполнением, новацией, прощением долга), как правило, влечет прекращение соглашения об его обеспечении, поскольку дальнейшее его существование утрачивает смысл (ст. ст. 352, 367 ГК).

Правило об обеспечении фактически существующего основного обязательства действует и тогда, когда обеспечивающее обязательство возникло в обеспечение будущего обязательства (например, при обеспечении поручительством будущего обязательства - см. § 5 настоящей главы). В подобной ситуации соответствующее требование к должнику, а значит, и к лицу, обеспечивающему исполнение, может быть реализовано также лишь при нарушении должником условий обеспеченного обязательства. А это, в свою очередь, предполагает наличие, фактическое существование обязательственных правоотношений между должником и кредитором. Исключением из этого правила является банковская гарантия, которая независима от обеспечиваемого основного обязательства, и прекращение основного обязательства, по общему правилу, не может служить основанием к освобождению гаранта от исполнения его обязательства (ст. 370, п. 2 ст. 376 ГК).

Во-вторых, недействительность основного обязательства влечет за собой недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 329 ГК). Примером такого исключения являются, в частности, гарантия платежа по чеку, вексельное поручительство, которые действительны даже в том случае, если то обязательство, которое ими гарантировано, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию, иному, чем дефект формы[8] . Недействительность соглашения об обеспечении, напротив, не влечет недействительности основного обязательства (п. 2 ст. 329 ГК): основное обязательство сохраняет юридическую силу, но лишается обеспечения.

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

1.2. Признаки способов обеспечения исполнения обязательств

Правовые средства, обеспечивающие обязательства, обладают рядом признаков, к рассмотрению которых следует обратиться. В результате выявления таких признаков, в частности, удастся "отсечь" те правовые средства, которые не могут признаваться способами обеспечения обязательств, хотя и похожи на них. Но, суммируя изложенное, уже сейчас можно отметить недопустимость отнесения к числу способов обеспечения обязательств норм права, договора, ответственности. Нельзя признавать такими способами те обеспечительные меры, которые служат интересам не только участников обязательства, но и иных юридических отношений.

Способы обеспечения обязательств призваны гарантировать интересы кредитора. Некоторые из них непосредственно направлены на то, чтобы стимулировать должника к исполнению своих обязанностей. К их числу относятся неустойка и задаток. Угроза потери суммы задатка, точно так же, как возможность взыскания неустойки, ориентирует на исполнение обязательства в натуре[9] . Неустойка и задаток используются, когда кредитор "чрезвычайно заинтересован в том, чтобы должник исполнил то именно действие, к которому он обязался. Поэтому он старается побудить его к точному выполнению опасением еще более невыгодных последствий при уклонении"[10] .

Поручительство и банковская гарантия призваны защитить интересы кредитора в случае нарушения обязательства должником. Непосредственной цели стимулировать должника к исполнению обязательства здесь нет. Однако интересы кредитора в случае неисправности должника обеспечены возможностью взыскания денежной суммы с поручителя или гаранта.

Залог и удержание побуждают должника к надлежащему исполнению обязательства, а при нарушении обязательства гарантируют защиту интересов кредитора. Эти два способа имеют, конечно, существенные различия. В связи с обсуждаемым вопросом следует отметить, что залог изначально стимулирует должника к исполнению обязательства, а удержание может появиться в качестве обеспечительного средства уже после нарушения должником своих обязанностей. Тем не менее направленность их идентична.

С учетом изложенного можно констатировать наличие функциональной связи мер различной целевой направленности.

Различие в целевой направленности указанных мер в сочетании с иными обстоятельствами объективного и субъективного порядка предопределяет разную степень обеспеченности интересов кредитора разными мерами, отличия в механизмах реализации соответствующих мер и т.п.

Система обеспечительных мер является незамкнутой (незакрытой) - в соответствии со ст. 329 ГК помимо указанных способов могут использоваться и иные, предусмотренные законом или договором. Непосредственная направленность вновь появляющихся способов может различаться: а) стимулирование должника к исполнению обязательств в натуре; б) защита интересов кредитора при нарушении обязательства; в) стимулирование должника к исполнению обязанностей, а при ее неисполнении - защита интересов кредитора.

В самом наименовании - способы обеспечения обязательств - заложена суть, обозначена функциональная направленность соответствующих мер: создать такие условия, при которых обязательства исполнялись бы надлежащим образом и (или) гарантировался бы имущественный интерес кредитора. Именно то обстоятельство, что эти меры имеют непосредственной целью обеспечение обязательств, позволяет выделить их среди иных средств, призванных гарантировать реальность прав, исполнение обязанностей, защиту интересов управомоченного лица и т.п. Последние также способствуют исполнению обязательств, могут обеспечивать их исполнение. Однако их функциональная направленность может быть иная.

Функциональный подход при исследовании способов обеспечения обязательств не является новым. Конечно, не всегда он "ставился во главу угла", в большинстве случаев не использовалась соответствующая терминология, в той или иной мере различались высказывания о классификации таких способов. Однако во все времена большинством исследователей признавалось, что способы обеспечения обязательств направлены на стимулирование должника к исполнению обязательства и(или) защиту имущественного (денежного) интереса кредитора в случае неисправности должника. Лишь изредка можно встретить высказывания, не согласующиеся с этой позицией. Так, И.Г. Панайотов в 1965 г. считал обеспечением исполнения обязательства меру побуждения должника к исполнению лежащей на нем обязанности[11] . Однако спустя двадцать лет И.Г. Панайотов называл способами обеспечения исполнения обязательств средства (меры) побуждения должника к исполнению основной обязанности или удовлетворения кредитора в случае ее неисполнения[12] .

Таким образом, принципиальных разногласий в вопросе о функциональной направленности способов обеспечения обязательств никогда не было.

Отмечая важность функционального подхода, нельзя допускать его абсолютизации. Думается, такая абсолютизация не редкость. Представляется, что именно ею объясняется включение в систему способов обеспечения обязательств мер оперативного воздействия, ответственности и т.д.

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

обеспечения обязательств, как правило, эти признаки называются. Другое дело, что нередко признаки способов обеспечения "живут" сами по себе, а перечень мер - сам по себе (сформулировав признаки, дается перечень мер, часть которых не отвечает этим признакам)[13] .

Господствующим является положение, в соответствии с которым обеспечение обязательства создает между кредитором по этому обязательству и лицом, обеспечивающим обязательство, обязательственное отношение, дополнительное (акцессорное) по отношению к главному обязательству[14] .

Существование дополнительного обязательства при обеспечении обязательственного отношения подчеркнуто и в законе (п. п. 2, 3 ст. 329 ГК РФ). Причем здесь предусмотрена возможность существования обеспечительного обязательства, которое действительно даже при недействительности основного обязательства. Из содержания соответствующей нормы следует, что возникновение такой ситуации допускается лишь в порядке исключения. Разумеется, что введение в п. 3 ст. 329 ГК оговорки "если иное не установлено законом" обусловлено включением в число способов обеспечения обязательств банковской гарантии. ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

Традиционно дополнительное (акцессорное) обязательство квалифицируется как зависимое "от существования и действительности главного договора, судьбу которого разделяет договор дополнительный"[15] .

Все существующие на сегодняшний день обеспечительные обязательства, кроме банковской гарантии, отвечают названным признакам акцессорных обязательств[16] . Однако и банковская гарантия является хотя и своеобразным, но дополнительным обязательством. Ее дополнительный характер обнаруживает себя в функциональном назначении (п. 1 ст. 369 ГК). Гарант обязуется уплатить кредитору принципала (бенефициару), то есть предполагается существование обеспечиваемого обязательства. Если выдается банковская гарантия, но не существует обеспечиваемого ею обязательства и оно не возникает впоследствии, то такая гарантия, безусловно, недействительна именно в силу отсутствия обеспечительной направленности обязательства гаранта (нечего обеспечивать). В указанном случае окажутся нарушенными правила, установленные ст. 368, п. 1 ст. 369, п. 1 ст. 374 ГК. Если срок действия гарантии истекает в день исполнения основного обязательства либо ранее этого дня, то банковская гарантия также недействительна. Если установлен факт исполнения основного обязательства должником (принципалом), то суд отказывает в удовлетворении требования бенефициара к гаранту. В ряде случаев суд поступит также при признании недействительным обеспечиваемого гарантией обязательства.

Провозглашенную законом независимость банковской гарантии от обеспечиваемого ею обязательства не следует абсолютизировать. Как следует из изложенного, гарантия производна от обеспечиваемого ею обязательства, но в какой-то мере независима от него[17] . Независимость обязательства гаранта, очевидно, проявляется в том, что, рассматривая требование бенефициара, гарант не может выдвигать возражения, основанные на отношениях бенефициара (как кредитора) и принципала (как должника). Поэтому независимость банковской гарантии не перечеркивает ее дополнительного (акцессорного) характера <**>. Итак, в настоящее время возможно существование акцессорных обязательств в их традиционном понимании, а также допустимо акцессорное обязательство, которое действительно при недействительности основного обязательства.

С учетом сказанного не могут признаваться способами обеспечения обязательств обеспечительные меры, использование которых не предполагает существования дополнительных (акцессорных) обязательств (зачет взаимных требований, аккредитивная форма расчетов, возложение риска случайной гибели или случайного повреждения имущества на контрагента, возможность требовать признания сделки действительной при нарушении требований о ее нотариальной форме и т.п.). Противоположная точка зрения не соответствует закону (п. п. 2 - 3 ст. 329 ГК) и общепризнанным положениям науки гражданского права.

К сожалению, иногда не учитывается принципиально важное утверждение А.Л. Маковского о необходимости отличать способы обеспечения обязательств "от предусмотренных законом или договором условий исполнения обязательства, многие из которых - о зачете взаимных требований, об аккредитивной форме расчетов, о переводе покупателя по договору поставки на предварительную оплату продукции и товаров и др. - имеют ярко выраженный обеспечительный характер. Сходство некоторых этих условий с обеспечением обязательств усиливается тем, что они могут применяться как следствие неисправного в прошлом поведения должника... Но в отличие от мер обеспечения обязательств, которые не определяют порядок его исполнения и реализуются лишь в случае нарушения обязательства, эти условия имеют целью предотвратить нарушение обязательства именно путем установления особого порядка его исполнения и применяются только на стадии исполнения обязательства"[18] .

Например, установление в договоре поставки условия о предварительной оплате товара не создает дополнительного обязательства между поставщиком и покупателем. В силу существа данного договора покупатель обязан оплатить товар. Предварительная оплата гарантирует интересы поставщика. Следовательно, это обеспечительная мера. Но коль скоро речь идет лишь о порядке исполнения существующей по договору обязанности, значит, акцессорного обязательства нет.

Когда А.Л. Маковский говорит о реализации способов обеспечения лишь в случае нарушения обязательства, по-видимому, имеется в виду "переход от слов к делу". Если, например, обязательство, обеспеченное неустойкой, не исполнено (угроза взыскания неустойки не оказала должного влияния), то производится ее взыскание. Если не исполняется обязательство, обеспеченное задатком, то реализуется угроза потери суммы задатка неисправной стороной. Нарушение обязательства, в обеспечение которого заключен договор поручительства, является основанием для реализации прав кредитора по данному договору.

Первые два из названных способов "работают" еще до нарушения, стимулируя должника к надлежащему исполнению своих обязанностей. После нарушения наступают имущественные последствия, т.е. должник привлекается к ответственности. Юридический эффект неустойки и задатка состоит в стимулировании. Очевидно, А.Л. Маковский под реализацией способов обеспечения обязательств лишь в случае нарушения обязательства понимает наступление имущественных последствий.

Поручительство, не стимулируя должника к исполнению обязательства, влечет те же (имущественные) последствия в случае неисправности должника. Залог стимулирует должника к надлежащему исполнению обязательства ("работает" еще до нарушения), а при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства наступают имущественные последствия.

Таким образом, установление любого способа обеспечения обязательства означает возможность наступления имущественных последствий. Они могут наступить только при неисправности должника.

Итак, если быть последовательным, к способам обеспечения обязательств нельзя отнести меры: а) не создающие акцессорного обязательства; б) применяемые только на стадии исполнения обязательства; в) направленные на стимулирование должника к надлежащему исполнению обязанностей путем установления особого порядка их исполнения.

Использование способа обеспечения обязательства: а) приводит к появлению акцессорного обязательства; б) предполагает возможность наступления имущественных последствий; в) имущественные последствия могут наступить только в случае нарушения должником основного обязательства; г) до нарушения способ обеспечения обязательства проявляет себя либо стимулированием должника к исполнению, либо приданием кредитору уверенности в том, что нарушение обязательства не приведет к умалению его имущественной сферы.

С учетом изложенного способами обеспечения обязательств можно считать установленные законом или договором обеспечительные меры имущественного характера, существующие в виде акцессорных обязательств, стимулирующие должника к исполнению обязательства и (или) иным образом гарантирующие защиту имущественного интереса кредитора в случае неисправности должника.

Глава 2. Способы обеспечения исполнения обязательств

2.1. Неустойка

Неустойка (штраф, пеня) представляет собой определенную законом или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения (ст. 330 ГК). Она относится к наиболее распространенным способам обеспечения исполнения обязательств и к наиболее часто применяемой на практике мере имущественной ответственности.

Широкое распространение неустойки объясняется ее высоким стимулирующим воздействием на должника, а также тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора. Эти свойства неустойки связаны с такими присущими ей чертами, как: а) предопределенность размера неустойки, точно известного сторонам уже в момент возникновения обязательства; б) возможность взыскания неустойки за сам факт нарушения обязательства независимо от того, причинены ли убытки кредитору и без необходимости подтверждения их размера (п. 1 ст. 330 ГК); в) возможность для сторон по своему усмотрению (с учетом ограничений, установленных для законной неустойки) варьировать размер неустойки, порядок ее исчисления и соотношения с ней права на возмещение убытков в зависимости от характера и тяжести нарушения, от значимости обеспечиваемого обязательства.

Важно констатировать, что названное выше законодательное определение неустойки, подчеркивая ее денежный характер, не охватывает случаи неденежной формы неустойки. Следовательно, в качестве предмета неустойки не может выступать какое-либо однородное имущество помимо денег. В то время как, например, согласно ст. 141 ГК РСФСР 1922 г. неустойкой признавалась "денежная сумма или иная имущественная ценность", которую один контрагент обязуется в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения доставить другому контрагенту.

В науке гражданского права принято выделять две основные теории неустойки, объясняющие ее природу, - штрафную и оценочную. Концепция штрафной неустойки предлагает рассматривать неустойку как штраф, своего рода возмездие, призванное воздействовать на неисправного контрагента. При этом размер неустойки может быть не обусловлен предварительной оценкой возможных убытков[19] . Сущность оценочной теории неустойки заключается в том, что неустойка рассматривается как заранее определенная законом или договором оценка убытков, которые могут наступить вследствие нарушения обеспеченного обязательства[20] . В настоящее время оценочная теория получила более широкое распространение в доктрине гражданского права и в арбитражной практике[21] .

Неустойка, согласно п. 1 ст. 330 ГК, обеспечивает обязательство между должником и кредитором, т.е. гражданско-правовое обязательство независимо от того, из чего оно возникает - из договора, вследствие причинения вреда или иных оснований, указанных в ГК (п. 1 ст. 307 ГК, п. 1 ст. 329, п. 1 ст. 330). Поэтому не могут рассматриваться в качестве неустойки различного рода штрафы, устанавливаемые в качестве санкции за неисполнение обязанностей, вытекающих из относительных правоотношений, которые не являются гражданско-правовыми, ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

отношении к сумме неисполненного или ненадлежаще исполненного обязательства; в твердой сумме, выраженной в денежных единицах, и т.д.

Общим родовым понятием неустойки охватываются и такие ее разновидности, как пеня и штраф. Кроме того, иногда в правовых актах устанавливается собственно неустойка, т.е. "неустойка" в узком смысле слова. Однако ни Гражданский кодекс, ни другие правовые акты не позволяют дать точное определение юридической природы каждого из этих видов неустойки. Можно лишь отметить, что штраф определяется обычно в твердой денежной сумме.

Неустойка (в узком смысле слова) взимается обычно за неисполнение или ненадлежащее исполнение, в том числе за просрочку исполнения договорных обязательств. Она взыскивается за каждый факт нарушения обязательства, и ее размер не зависит от длительности просрочки. Так, согласно п. 3 ст. 5 Федерального закона "О поставках продукции для федеральных государственных нужд"[22] в случае просрочки исполнения государственного контракта поставщик уплачивает покупателю неустойку в размере 50% стоимости недопоставленной продукции (независимо от периода просрочки).

Неустойка может быть установлена или соглашением сторон, или же предписанием закона, так называемая законная неустойка (ст. 332 ГК) <*>. Размер, порядок исчисления, условия применения договорной неустойки определяются исключительно по усмотрению сторон. Какие-либо законодательные ограничения предельного размера договорной неустойки в ГК отсутствуют. Гражданский кодекс устанавливает лишь требования к форме соглашения о неустойке. Соглашение должно совершаться в письменной форме независимо от суммы неустойки и формы, в какую облечено основное обязательство. Последнее может возникнуть и из устной сделки. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке (ст. 331 ГК).

Законную неустойку стороны вправе применить независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон. Размер законной неустойки зависит от того, в какой правовой норме она содержится: диспозитивной или императивной. Если неустойка предусмотрена императивной нормой[23] , то кредитор вправе требовать ее уплаты лишь в размере, указанном в законе. Когда же положение о законной неустойке содержится в диспозитивной норме, она применяется в указанном в законе размере только в случае, если стороны своим соглашением не предусмотрели иной размер неустойки.

В отношении законной неустойки в п. 2 ст. 332 ГК предусмотрено правило, согласно которому ее размер может быть изменен соглашением сторон лишь в сторону увеличения, если это не запрещено законом. Так, согласно п. 5 ст. 28 Закона "О защите прав потребителей" исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги). Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

Вместе с тем формулировку п. 2 ст. 332 ГК об увеличении размера именно "законной неустойки", на наш взгляд, нельзя назвать удачной. Полагаем, что в подобном случае, рассуждая с позиции логики, точнее было бы говорить не об ином размере законной неустойки, а об установлении договорной неустойки. Такая позиция представляется нам вполне адекватно отражающей доктринальные положения о природе договорной неустойки и правила п. 1 ст. 332 ГК о понятии законной неустойки. Подобный взгляд согласуется и с высказанным в литературе суждением о том, что "непременным условием признания неустойки законной служит включение ее в императивную норму".[24]

В зависимости от соотношения права кредитора на взыскание с должника неустойки и его права на возмещение убытков различают четыре вида неустойки - зачетную, штрафную, исключительную и альтернативную (ст. 394 ГК).

Зачетная неустойка предусматривает взыскание установленной неустойки и, кроме того, возмещение убытков в части, не покрытой взысканной неустойкой, т.е. суммы, составляющие размер неустойки, зачитываются в счет возмещения убытков. Вместе с тем законом или договором может быть определено иное соотношение: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков - исключительная неустойка; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки - штрафная неустойка; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки - такую неустойку называют альтернативной. Во всех случаях, когда законом или договором не определен вид неустойки, применяется зачетная неустойка.

ГК не содержит правила о максимальном (предельном) размере неустойки. Несмотря на это, возможно снижение как законной, так и договорной неустойки, взыскиваемой за нарушение конкретного обязательства. Согласно ст. 333 ГК решение вопроса об уменьшении размера неустойки в каждом случае возложено на суд и возможно лишь при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. При оценке судом таких последствий могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товара, работ, услуг, сумма договора и т.п.)[25] .

Указанная статья направлена на реализацию основанного на общих принципах права требования о соразмерности размера неустойки объему ответственности. Критериями для установления несоразмерности в каждом случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.[26] Иногда такие критерии указаны непосредственно в законе[27] .

При разрешении этого вопроса суды обязаны учитывать также специфику конкретных правоотношений и характер охраняемого государством блага. Так, специфика деликтных правоотношений, проявляющаяся в объеме и характере возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина (в частности, в возможности достаточно полно компенсировать вред за счет права на возмещение дополнительных расходов, особого порядка исчисления утраченного заработка, права на бесплатное получение некоторых видов медицинской помощи и т.п.), учитывается при решении вопроса об определении суммы неустойки за просрочку платежей в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина трудовым увечьем[28] . Полное освобождение от уплаты неустойки на основании ст. 333 ГК не допускается.

В российской цивилистике общепризнано, что неустойка является не только способом обеспечения исполнения обязательства, но и мерой гражданско-правовой ответственности. В пользу данного утверждения говорит правило п. 2 ст. 330 ГК. В соответствии с ним неустойка подлежит взысканию с должника лишь при наличии оснований для его ответственности. Наконец, отмечая двойственную природу неустойки, следует помнить о необходимости разграничения неустойки, взыскиваемой за нарушение денежного обязательства, и процентов за пользование чужими денежными средствами как самостоятельной меры ответственности, применяемой за то же нарушение. Начисление процентов за пользование чужими денежными средствами не исключает одновременного применения штрафной неустойки[29] . Более подробно вопросы, связанные с применением неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, будут рассмотрены при анализе ее в качестве меры ответственности.

2.2. Залог

Залог - один из самых надежных способов обеспечения исполнения обязательств. Обеспечительная функция залога состоит в том, что кредитор-залогодержатель в случае неисполнения должником обязательства приобретает право получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество, за изъятиями, установленными в законе (п. 1 ст. 334 ГК).

Залог как гражданско-правовой институт имеет длительную историю развития. Определение юридической природы залога стало камнем преткновения для цивилистов. Эта проблема всегда оставалась спорной, и, по мнению А.С. Звоницкого, "никто, сколько-либо знакомый с литературой по залоговому праву, не решится утверждать, что понятие залога установилось"[30] (подробнее теории, касающиеся правовой природы залога, рассмотрены в гл. 16 учебника).

Интерес кредитора к залогу выражается в том, что в составе имущества должника выделяется определимая часть, и если впоследствии обязательство окажется нарушенным, предмет залога реализуется, и из полученной суммы кредитор в полном объеме получает удовлетворение своих требований. В этой связи принято считать, что, в отличие от других способов обеспечения исполнения обязательств, при которых кредитор, в конечном итоге, "верит" должнику (например, при поручительстве), в обязательстве, обеспеченном залогом, кредитор "верит" вещи. Залог призван обеспечить получение кредитором той самой суммы, которая поступила бы к нему в случае надлежащего исполнения обязательств. Его применение создает для кредитора тот же имущественный результат, что и фактическое исполнение. Применение залога повышает реальный характер исполнения обязательств.

В современных условиях залог занимает особое место среди способов обеспечения исполнения обязательств. В этом смысле залог обладает несомненными преимуществами.

Во-первых, договор залога обеспечивает наличие и сохранность имущества на тот момент, когда должнику придется рассчитываться с кредитором. Благодаря залогу, с самого начала выделяется имущество, которое может быть объектом взыскания со стороны получившего залог кредитора. Такой кредит, следовательно, уже не находится под угрозой неосуществимости в принудительном порядке принадлежащих кредитору имущественных притязаний, так как объект возможных взысканий обеспечен с момента установления обязательства.

Во-вторых, залог имущества обеспечивает кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет предмета залога преимущественно перед другими кредиторами. Следует иметь в виду, что обратить взыскание на имущество должника, чтобы таким образом получить удовлетворение, вправе всякий кредитор, независимо от того, обеспечено ли его право залогом или нет. Но в этом случае кредитор, право требования которого не обеспечено залогом, предоставляя кредит должнику, не может быть уверен в том, что имущество, которое в данное время имеет должник, останется у него и к тому времени, когда наступит срок по обязательству и потребуется, в случае неисполнения обязательства, обратить взыскание на это имущество.

Угрожает простому, не обеспеченному залогом кредитору и другая опасность: взыскание может быть наложено на имущество должника не одним данным кредитором, но и рядом других, и потому получить удовлетворение каждому не удастся или во всяком случае удастся не полностью (в соответствии со ст. 64 ГК при ликвидации юридического лица требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом ликвидируемого юридического лица, удовлетворяются в третью очередь. Преимущество перед залогодержателями имеют только граждане, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, и работники ликвидируемого юридического лица, перед которыми образовалась задолженность по выплате выходных пособий и оплате труда). Введение же залогового права устраняет для кредитора как ту, так и другую опасность. Лишь в том случае, если после полного удовлетворения залогодержателя остается некоторая доля стоимости заложенного имущества, она идет на удовлетворение требований других кредиторов.

Залог может обеспечивать любое гражданско-правовое обязательство, однако основной сферой применения залога всегда было обеспечение выдачи кредитов.

Это обусловлено тем, что возможность быстрого удовлетворения требований из заложенного имущества в случае невыполнения должником (залогодателем) своих обязательств особенно важна для банков, поскольку для них потеря времени на обращение взыскания на заложенное имущество оборачивается потерей средств, что чревато серьезными последствиями. В связи с этим залог широко применяется в предпринимательской практике.

Залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, если иное не установлено договором. В объем этих требований, кроме суммы основного долга, входят: проценты, начисленные на основную сумму долга; неустойки, которые должен выплатить должник кредитору в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства; возмещение убытков, причиненных кредитору неисполнением обязательства, а также возмещение необходимых расходов залогодателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию. В последнем случае речь идет о расходах, связанных с реализацией заложенного имущества (проведением публичных торгов, выплатой комиссионного вознаграждения и т.д.).

Залоговое правоотношение отличается акцессорным (дополнительным) характером по отношению к главному обязательству, которое соответствующим образом обеспечивается. В отношении залога акцессорный характер залоговой сделки прямо подчеркивается ст. 4 Закона "О залоге", в соответствии с которой "залог производен от обеспечиваемого им обязательства. Существование прав залогодержателя находится в зависимости от судьбы обеспечиваемого залогом обязательства".

В части первой ГК РФ не сказано об акцессорном характере залога, но в ней содержится общая норма о том, что недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 329 ГК), и, напротив, недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влияет на действительность основного обязательства (п. 2 ст. 329 ГК).

Акцессорный характер проявляется в том, что залогом может быть обеспечено только действительное требование, вытекающее, в частности, из договора займа, кредитного договора, договора купли-продажи и иных договоров.

Дополнительный к основному обязательству характер залога подтверждается и нормами о переходе прав и обязанностей по договору о залоге, когда обеспечительное обязательство следует судьбе основного обязательства. Переход прав может быть осуществлен залогодержателем посредством передачи своих прав другому лицу. Однако такая уступка залогодержателем своих прав по договору о залоге может быть признана действительной только в том случае, если лицу, которому переданы права залогодержателя, одновременно уступлены права кредитора по основному обязательству, обеспеченному залогом (ст. 355 ГК).

2.3. Удержание

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств было известно правовым актам о некоторых видах обязательств (о перевозке, хранении и др.) до урегулирования в действующем ГК. Особенность норм действующего ГК об удержании состоит в том, что это правило впервые сформулировано в виде норм, общих для всех обязательств. В литературе нередко обращается внимание на родственность правовых институтов "удержания" и "залога"[31] .

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

Существо удержания состоит в следующем. Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику или указанному им лицу, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с этой вещью издержек и других убытков удерживать ее у себя до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено должником (п. 1 ст. 359 ГК).

Следовательно, по общему правилу удержанием вещи должника могут обеспечиваться только те из его обязательств, которые связаны с оплатой удерживаемой вещи или возмещением связанных с ней убытков. При соблюдении этих условий в роли кредитора, правомерно удерживающего вещь должника, могут выступать: хранитель по договору хранения, если поклажедатель уклоняется от оплаты услуг по хранению; перевозчик по договору перевозки, не выдающий груз получателю до полного расчета за перевозку; подрядчик, не передающий заказчику созданную вещь до оплаты выполненной работы, и т.д.

В отношениях между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, сфера применения удержания шире. Удержанием вещи должника могут обеспечиваться любые обязательства, в том числе и такие, которые не связаны с оплатой удерживаемой вещи или возмещением издержек на нее или других убытков. Частным случаем такого удержания вещи является правило договора подряда, предусмотренное ст. 712 ГК. В соответствии с ним подрядчик в случае неуплаты заказчиком обусловленной цены вправе удержать не только результат работы (готовые швейные изделия, отреставрированную мебель и т.п.), но и другое оказавшееся у подрядчика имущество заказчика: принадлежащее ему оборудование, вещи, переданные для переработки, остаток неиспользованного материала.

Однако право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли.

Предметом удержания, согласно ст. 359 ГК, могут служить вещи. Это значит, что предметом права удержания не могут быть имущественные права. Круг этих вещей прямо не определен в ГК. Нет в нем и каких-либо специальных ограничений относительно предмета удержания. Значит, прежде всего это (как и при залоге) вещи, не изъятые из оборота.

В юридической литературе вопрос о предмете права удержания является дискуссионным. Согласно одной из высказанных в последнее время точек зрения отсутствие в законе каких-либо ограничений по предмету удержания означает возможность удержания любой не изъятой из оборота вещи, включая деньги.

Согласно другому взгляду, представляющемуся более убедительным и обоснованным, в качестве предмета права удержания может выступать только определенное движимое имущество за исключением денег.

Особенностью этого способа обеспечения исполнения обязательств является и то, что возможность удерживать вещь возникает у кредитора в силу закона и не требует дополнительной регламентации в договоре. Сказанное, однако, не означает, что право удержания не может быть предусмотрено соглашением сторон. Более того, положения ГК об удержании носят диспозитивный характер (п. 3 ст. 359 ГК). Следовательно, стороны вправе предусмотреть в договоре условия удержания, отличающиеся от установленных в законе, либо исключить применение названного способа обеспечения исполнения обязательств или предусмотреть возможность удержания в случаях, не указанных в законе.

Удержание является также одним из проявлений самозащиты, поскольку допускается лишь при нарушении прав кредитора, осуществляется с целью пресечь это правонарушение, служит адекватной защитой интересов кредитора и применяется кредитором без обращения к суду.

Удержание вещи возможно до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет выполнено, т.е. до момента погашения долга (п. 1 ст. 359 ГК). Надлежащее исполнение обеспеченного удержанием обязательства прекращает право удержания. В случае неисполнения должником обеспечиваемого удержанием обязательства кредитор вправе обратить взыскание на удерживаемую им вещь и реализовать ее. Стоимость вещи, порядок и объем обращения на нее взыскания по требованию кредитора, а также порядок реализации определяются в соответствии с правилами, установленными для удовлетворения требований залогодержателя за счет заложенного имущества (ст. 360 ГК; подробнее об удовлетворении требований залогодержателя см. ст. ст. 349 - 350 ГК и § 3 настоящей главы). В этом случае право удержания прекращается путем удовлетворения требований кредитора из стоимости удерживаемого имущества.

Вместе с тем возможно прекращение права удержания вещи и до погашения долга, т.е. досрочно. Специальные правила прекращения указанного права до погашения долга установлены, в частности, п. 2 ст. 996 ГК. Если комитент, вещь которого удерживается комиссионером, объявляется несостоятельным, право удержания вещи прекращается. Вещь включается в общее имущество комитента, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов. Комиссионер же приобретает право на удовлетворение его требований как залогодержатель наравне с требованиями других залогодержателей.

2.4. Поручительство

Поручительство является одним из древнейших способов обеспечения исполнения обязательства и возникает не только из договора, заключенного между кредитором должника по обеспечиваемому обязательству и поручителем, но и по некоторым другим основаниям, в частности, на основании закона. Так, если поставка товаров для государственных нужд осуществляется поставщиком определяемому государственным заказчиком покупателю, то государственный заказчик признается поручителем покупателя по обязательству об оплате товаров независимо от наличия между государственным заказчиком и поставщиком соглашения о поручительстве (ст. 532 ГК). Поэтому при изучении института поручительства важно отграничивать правоотношение поручительства от договора, являющегося одним из оснований его возникновения, и именуемого договором поручительства. Обеспечительный характер поручительства проявляется в том, что при нарушении обеспечиваемого обязательства кредитор вправе возложить ответственность не только на должника, но и на поручителя, что, безусловно, снижает его риски.

В зависимости от содержания обязательств, возникающих у поручителя, в литературе принято различать компенсационное и замещающее поручительства. Исходя из концепции компенсационного поручительства поручитель обязуется компенсировать в денежной форме неисполненное должником обязательство. При замещающем поручительстве поручитель берет на себя обязанность исполнить само обязательство за должника (передать индивидуально-определенное имущество, выполнить работу, оказать услугу и т.п.)[32] . В российском законодательстве регламентируется лишь компенсационное поручительство. При этом поручитель не принимает на себя обязанность исполнить обязательство в натуре вместо неисправного должника, а кредитор не вправе обратиться к поручителю с требованием о реальном исполнении обязательства, не исполненного должником.

В зависимости от объема обязательств поручителя различают полное и частичное поручительство. При полном поручительстве поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник. Как следует из п. 2 ст. 363 ГК, при умолчании об ином устанавливается именно данный вид поручительства. Частичное поручительство может быть установлено по соглашению сторон. При частичном поручительстве ответственность поручителя может быть ограничена как определенной величиной денежных средств, так и видом обязательств, за неисполнение которых должником отвечает поручитель.

Практика показывает, что, по общему правилу, поручительством обеспечиваются договорные обязательства. Однако представляется, что ни с теоретической точки зрения, ни с точки зрения законодательства нет препятствий к обеспечению также внедоговорных обязательств: обязательства возместить причиненный вред, возвратить неосновательно полученное имущество и др. Мотивы, побудившие поручителя дать поручение за должника, правового значения, как правило, не имеют. Следует обратить внимание также на то, что действующее законодательство не предусматривает обязанности должника выплачивать поручителю вознаграждение за предоставление поручительства .

2. Участники правоотношения поручительства называются кредитором и поручителем. Должник по обеспечиваемому обязательству не участвует в правоотношении поручительства. Гражданский кодекс не содержит специальных указаний относительно возможности граждан или юридических лиц обязываться в качестве поручителей. Следовательно, способность выступать в качестве поручителя связывается законом с наступлением гражданской дееспособности для граждан и с возникновением и видом правоспособности для юридических лиц. Выдавать поручительства вправе также государственные образования - Российская Федерация и ее субъекты, муниципальные образования. На это косвенно указывает п. 6 ст. 126 ГК.

В качестве поручителей по одному обеспеченному обязательству вправе выступать и несколько лиц. При этом поручительство может быть дано несколькими лицами совместно (сопоручителями) в форме заключения одного договора поручительства либо каждым поручителем независимо друг от друга по разным договорам поручительства. Лица, совместно давшие поручительство, становятся солидарно обязанными перед кредитором, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 3 ст. 363 ГК). Кредитор в этом случае вправе предъявить требование в полном объеме как к должнику, так и к любому из поручителей либо к ним всем. Отношения сопоручителей между собой регулируются правилами ст. ст. 322 - 325 ГК. Лица же, независимо друг от друга поручившиеся за одного должника (т.е. по различным договорам), не становятся солидарными должниками.

Ранее отмечалось, что основным юридическим фактом, порождающим правоотношения поручительства, служит договор поручительства. Согласно ст. 361 ГК по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица (должника по основному (обеспечиваемому) обязательству) отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства заключается между кредитором по основному обязательству и поручителем без участия должника по основному обязательству. Его суть заключается в том, что третье лицо (поручитель), выступающее в гражданском обороте на стороне должника и изъявившее желание быть поручителем, принимает на себя обязанность перед кредитором должника нести ответственность в случае, если обеспечиваемое обязательство окажется неисполненным. У поручителя тем самым возникает собственное обязательство - обязательство по несению ответственности. Поручитель, как уже отмечалось, не обязывается реально исполнить обязательство третьего лица.

Договор поручительства может быть направлен на обеспечение как существующего обязательства, так и того, которое может возникнуть в будущем (ст. 361 ГК). Возможно, например, принятие поручителем на себя ответственности за невозврат кредита по кредитному договору, который будет заключен лишь после заключения соглашения о поручительстве.

Для договора поручительства, независимо от субъектного состава сторон и суммы сделки и от того, в какой форме заключается обеспечиваемый договор, установлена обязательная письменная форма. Совершение поручительства устно влечет его недействительность (ст. 362 ГК). Важно, чтобы в письменном виде было выражено волеизъявление именно кредитора и поручителя, поскольку договор поручительства - соглашение между кредитором и поручителем.

Договор поручительства может быть оформлен путем составления отдельного соглашения, а также иным путем (ст. 434 ГК). Так, допустимо включение условия о поручительстве в договор, обязательства по которому обеспечиваются. В этом случае договор должен быть подписан также поручителем. О соблюдении письменной формы сделки поручительства может свидетельствовать отметка кредитора о принятии поручительства, сделанная на письменном документе, составленном должником и поручителем[33] . Отношения по поручительству могут быть установлены путем направления кредитору поручителем гарантийного письма и резолюции кредитора на его копии, переданной поручителю, и т.п.

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

поручительство прекращается. Однако в договоре поручительства может быть предусмотрена обязанность поручителя отвечать за любого нового должника в случае перевода долга по обеспечиваемому обязательству.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно. Правило закона о солидарной ответственности носит диспозитивный характер. Законом или договором поручительства может быть предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК). В последнем случае до обращения с требованием к поручителю кредитор должен принять меры для получения долга с должника.

Как отмечалось ранее, лица, совместно давшие поручительство, становятся солидарно обязанными перед кредитором, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 3 ст. 363 ГК). К примеру, договором может быть установлено долевое сопоручительство. При долевом сопоручительстве его участники несут ответственность по обязательству только в падающих на них долях (ст. 321 ГК).

Ответственность поручителя выражается в возмещении убытков, уплате сумм неустоек и иных санкций, которые должник должен будет уплатить в результате нарушения обязательства. Объем ответственности поручителя необязательно должен совпадать с объемом долга по обеспечиваемому обязательству. Если стороны в договоре ограничили ответственность поручителя частью долга, то поручитель несет не полную, а ограниченную ответственность за неисполнение обязательства должником. Но если подобные ограничения в договор не включены, поручитель отвечает в том же объеме, как и основной должник (п. 2 ст. 363 ГК), т.е., по общему правилу, предполагается тождественность объемов их ответственности.

Помимо суммы долга поручитель должен будет уплатить причитающиеся кредитору проценты, возместить судебные издержки по взысканию долга и другие убытки кредитора, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником. В частности, на основании ст. 395 ГК кредитор вправе требовать взыскания с поручителя процентов в связи с просрочкой исполнения обеспечиваемого денежного обязательства до фактического погашения долга[34] .

При исполнении обязательства по несению ответственности поручитель вправе (если иное не предусмотрено договором поручительства) воспользоваться теми возражениями против требования кредитора, которые мог бы представить должник с целью отклонения требования либо уменьшения его размера. К таковым могут быть отнесены возражения по поводу действительности требования, его размера; возражения, основанные на принадлежащем должнику праве зачета против требования кредитора встречного однородного требования и др. Поручитель не утрачивает право на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказался или признал свой долг (ст. 364 ГК).

В случае невыполнения или ненадлежащего выполнения поручителем собственного обязательства по несению ответственности возможна самостоятельная ответственность поручителя перед кредитором. Обычно эта ответственность выражается в предусматриваемой договором поручительства неустойке, уплачиваемой поручителем кредитору при несвоевременном удовлетворении требования кредитора.

Поручитель, понесший ответственность за нарушение обязательства должником, приобретает по отношению к нему все права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, но только в том объеме, в котором он сам удовлетворил требование кредитора. Если поручителем частично исполнено требование кредитора, то только в этой части он приобретает права кредитора. Полное удовлетворение предполагает и полное возмещение расходов поручителя.

Помимо прав требования, вытекающих из основного обязательства (права обратного требования и права залога), поручитель приобретает и самостоятельные права требования. Так, поручитель вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника (п. 1 ст. 365 ГК). Очевидно, имеется в виду уплата процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных ст. 395 ГК. В этом случае проценты на основании ст. 395 ГК начисляются на всю выплаченную поручителем за должника сумму, включая убытки, неустойку, уплаченные кредитору проценты и т.д., за исключением предусмотренных договором поручительства сумм санкций, уплаченных поручителем в связи с собственной просрочкой[35] . Наличие такого права позволит поручителю компенсировать убытки, возникшие у него в связи с отвлечением денежных средств для исполнения требований кредитора.

По исполнении поручителем обязательства по несению ответственности за должника кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, например, право залога, обеспечивающие это требование (п. 2 ст. 365 ГК).

Следует отметить, что все правила относительно объема прав поручителя, установленные п. 1 и п. 2 ст. 365 ГК, применяются, "если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником и не вытекает из отношений между ними" (п. 3 ст. 365 ГК).

В договоре стороны вправе ограничить объем обязательств должника перед поручителем. Возможно, например, установить, что поручитель вправе требовать от должника компенсации только выплаченной кредитору основной суммы долга без права требования уплаты процентов, возмещения убытков и т.п.

Поручительство прекращается по общим основаниям прекращения обязательства, предусмотренным гл. 26 ГК. Кроме того, оно прекращается при наступлении специальных оснований, названных в ст. 367 ГК.

Во-первых, поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение по этому основанию связано с акцессорным характером поручительства. Если основное обязательство прекратилось, то дальнейшее существование поручительства теряет смысл.

Во-вторых, в случае изменения основного обязательства без согласия поручителя, если такое изменение неблагоприятно для него (к примеру, имело место увеличение суммы основного обязательства или изменение срока его исполнения).

В-третьих, с переводом на другое лицо долга по основному обязательству, если поручитель не согласился отвечать за нового должника.

В-четвертых, когда кредитору со стороны должника или поручителя было предложено надлежащее исполнение обязательства, но кредитор отказался его принять. При этом причины отказа не имеют значения.

Затем, в-пятых, прекращение поручительства возможно в связи с истечением срока поручительства. Срок этот не должен быть менее срока исполнения обеспечиваемого обязательства. Если же срок поручительства договором не предусмотрен, оно прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство сохраняет силу лишь в пределах двух лет со дня заключения договора поручительства. По истечении указанных сроков поручительство прекращается. Оба названных срока (в один год и в два года) являются пресекательными, т.е. такими, с истечением которых прекращается сама обязанность поручителя. Следовательно, они не могут быть прерваны, приостановлены или восстановлены. В течение срока действия поручительства должен быть предъявлен именно иск.

Судебная практика исходит из того, что предъявление кредитором требования в иной форме, например, в форме выставления платежного документа к оплате, не приостанавливает течение срока действия поручительства, если даже за кредитором закреплено право списания необходимой суммы со счета поручителя в безакцептном порядке.

2.5. Банковская гарантия

В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования об ее уплате (ст. 368 ГК). Банковская гарантия представляет собой новый, ранее не известный отечественному законодательству самостоятельный способ обеспечения исполнения обязательств. Обязательство гаранта по банковской гарантии выплатить сумму бенефициару при соблюдении условий гарантии является денежным.

Ранее действовавшим ГК 1964 г. и Основам гражданского законодательства был известен институт "гарантии". Однако гарантия представляла собой разновидность поручительства. Основным ее отличием от поручительства являлось то, что гарантия применялась только в отношениях между организациями. Действующий ГК ввел принципиально новый институт "банковской гарантии", отличающийся от поручительства. Прежде всего поручительство и банковская гарантия различаются по их соотношению с основным обязательством. Правоотношение поручительства акцессорное. Обязательство из банковской гарантии имеет безусловный характер и не зависит от судьбы основного обязательства. Основанием возникновения обязательства по банковской гарантии является односторонняя сделка - выдача гарантии. Правоотношение поручительства возникает обычно из договора, реже - из закона либо иных оснований. Различен субъектный состав лиц, обеспечивающих основное обязательство. Для гарантов предусмотрен специальный субъектный состав. Относительно возможности выступления в качестве поручителя ГК не содержит специальных указаний. Помимо названных можно выделить и иные отличия гарантии от поручительства.

Участниками правоотношений по банковской гарантии являются: гарант, принципал и бенефициар. В качестве гаранта могут выступать только банк, иное кредитное учреждение[36] или страховая организация. Принципал - лицо, обращающееся к гаранту с просьбой о выдаче банковской гарантии. Им является должник по основному обязательству, исполнение которого обеспечивается банковской гарантией (заемщик по кредитному договору, покупатель по договору поставки и др.). И, наконец, в качестве бенефициара, т.е. лица, наделенного правом предъявлять требования к гаранту, выступает кредитор по основному обязательству (банк, выдавший кредит, поставщик, подрядчик и др.).

Выделяются различные виды банковской гарантии. В зависимости от того, какие документы должны быть предъявлены наряду с письменным требованием об оплате, банковские гарантии подразделяются на условные и гарантии по первому требованию (или безусловные). Условная банковская гарантия предполагает, что требование бенефициара к гаранту подлежит удовлетворению только в том случае, если бенефициар предоставит судебное решение или иное названное в гарантии доказательство, подтверждающее, что платеж совершен не был. При гарантии по первому требованию, напротив, гарант производит платеж против простого первого требования бенефициара без предъявления каких-либо доказательств факта неплатежа, т.е. в подобном случае презюмируется правомерность требований бенефициара. Здесь действует принцип "сначала платить, а потом вести судебное разбирательство". Именно этот вид банковской гарантии регулируется ГК (ст. 374, п. 2 ст. 376).

По возможности гаранта отозвать выданную банковскую гарантию различают отзывные и безотзывные гарантии. Отзывная банковская гарантия может быть отозвана гарантом. В отличие от нее при безотзывной банковской гарантии обязательство гаранта не может быть изменено или отменено без согласия бенефициара. В соответствии со ст. 371 ГК при умолчании об ином устанавливается безотзывная банковская гарантия. Однако самой банковской гарантией может быть предусмотрено право гаранта отозвать ее при определенных условиях либо при наступлении определенных обстоятельств.

Исходя из возможности бенефициара передавать третьим лицам требования по гарантии различают передаваемую и непередаваемую банковские гарантии. По передаваемой банковской гарантии бенефициар вправе передать третьему лицу право требования к гаранту. При непередаваемой гарантии замена бенефициара недопустима. Если иное не предусмотрено банковской гарантией, устанавливается непередаваемая банковская гарантия (ст. 372 ГК).

В зависимости от характера участия банков в обеспечении исполнения обязательств своих клиентов выделяют простые и контргарантии. Простые банковские гарантии выставляются банком, обслуживающим клиента. Такой гарант принимает на себя обязательство непосредственно перед бенефициаром. Контргарантия применяется в случае, когда бенефициар не считает достаточной гарантию банка, обслуживающего принципала, и просит гарантию более известного банка. Тогда для усиления обеспечительного эффекта банк принципала может обратиться к такому банку с просьбой выдать банковскую гарантию за своего клиента (первоначальная гарантия), а сам выдает контргарантию этому банку. Контргарантия служит обеспечением первоначальной и предусматривает возмещение банку выплаченной им суммы.

Разнообразие видов банковской гарантии имеет важное практическое значение. С позиции бенефициара предпочтительной считается гарантия по первому требованию, к тому же безотзывная и передаваемая. С точки зрения гаранта, предпочтительна условная, отзывная и непередаваемая банковская гарантия.

Отношения по банковской гарантии, как правило, возникают на основании сложного юридического состава, состоящего из двух юридических фактов, возникающих в определенной последовательности.

Прежде всего заключается соглашение между принципалом и гарантом о предоставлении банковской гарантии. Это возмездный договор. За выдачу банковской гарантии принципалом уплачивается вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК). Его размер зависит от суммы гарантии и характера обеспечиваемого обязательства. Затем происходит собственно выдача банковской гарантии, которая должна рассматриваться как односторонняя сделка, поскольку для ее совершения требуется волеизъявление только одной стороны - гаранта, совершенное в письменной форме. Эта односторонняя сделка оформляется обычно в виде "гарантийного письма", исходящего от гаранта. Однако гарантийное обязательство может возникнуть и на основании односторонней письменной сделки гаранта. Отсутствие письменного соглашения между принципалом (должником) и гарантом не влечет недействительности обязательства гаранта перед бенефициаром[37] .

Банковская гарантия выдается на определенный в самом обязательстве срок и, если в ней не предусмотрено иное, вступает в силу со дня ее выдачи (ст. 373 ГК). Как следует из п. 2 ст. 374 и п. 1 ст. 376 ГК, срок, на который выдана гарантия, является существенным условием банковской гарантии. При его отсутствии гарантийное обязательство в силу ст. 432 ГК следует считать не возникшим.

Право бенефициара в отношении гаранта может быть реализовано путем предъявления письменного требования. В отличие от поручительства в отношениях по банковской гарантии бенефициар обращается именно к гаранту (а не в суд) с письменным внесудебным требованием. Таковым может быть признана претензия либо любое иное обращение к гаранту об уплате денежной суммы, содержащее указание на нарушение принципалом основного обязательства.

Подобное требование должно быть заявлено в срок, указанный в гарантии. Этот срок, как и срок предъявления иска при поручительстве, является пресекательным и не может быть прерван, приостановлен или восстановлен. К гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно заявленное требование об уплате денежной суммы, бенефициаром может быть предъявлен иск в пределах общего срока исковой давности.

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

связанные с несоблюдением условий самой гарантии, не имеющие прямого отношения к основному обязательству. Таких оснований два: несоответствие требования бенефициара либо приложенных к нему документов условиям гарантии (к примеру, предъявление требования об уплате суммы в большем размере, чем указано в банковской гарантии) либо предъявление его по окончании определенного в гарантии срока (п. 1 ст. 376 ГК).

На независимость банковской гарантии не влияет и то обстоятельство, что при направлении требования по гарантии бенефициар согласно п. 1 ст. 374 ГК должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства. Подобное сообщение носит формальный характер. Неполнота и неточность такой информации на обязательство гаранта произвести платеж не влияют. Это прямо следует из правила п. 2 ст. 376 ГК относительно обстоятельств, относящихся к основному обязательству и свидетельствующих о его полном или частичном исполнении, либо прекращении по иным основаниям, либо о признании его недействительным.

Указанные обстоятельства не могут служить основанием к освобождению гаранта от исполнения обязательства, вытекающего из банковской гарантии. В подобных случаях гарант обязан немедленно сообщить об этих обстоятельствах бенефициару и принципалу. Однако при получении, несмотря на такое сообщение, повторного требования бенефициара гарант обязан его удовлетворить (п. 2 ст. 376 ГК).

Обычно должник обязан компенсировать затраты гаранта. Если бенефициар проявил недобросовестность и получил удовлетворение дважды (по основному обязательству и в качестве платежа по гарантии), должником к нему может быть предъявлено требование о возвращении неосновательно полученного, об уплате процентов по денежному обязательству и возмещению причиненных убытков в части, не покрытой процентами[38] .

2.6. Задаток

Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения (ст. 380 ГК).

Обязанность внести задаток может быть предусмотрена как соглашением сторон, так и законом. Так, в силу предписания закона обязаны вносить задаток участники публичных торгов (п. 4 и п. 5 ст. 448 ГК).

Этим способом могут обеспечиваться обязательства с участием любых субъектов гражданского права: граждан, юридических лиц. ГК устранены существующие в прежнем гражданском законодательстве ограничения обязательств, обеспеченных задатком, в зависимости от их субъективного состава.

Задаток отличается от всех других способов обеспечения исполнения обязательства тем, что может обеспечивать исполнение обязательств, возникших только из договоров. Следовательно, он не может быть использован для обеспечения обязательств, возникших вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и некоторых других. Кроме того, задатком может быть обеспечено исполнение только денежного обязательства. Этот вывод следует из положения п. 1 ст. 380 ГК о том, что задаток выдается одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей.

В последние годы задаток в основном активно применялся при проведении различных конкурсов и аукционов, в том числе в порядке, предусмотренном законодательством о приватизации; при заключении договоров купли-продажи жилых и нежилых помещений, аренды нежилых помещений, найме жилых помещений, подряде. Впрочем, несмотря на то, что нормы о задатке включались во все кодифицированные акты, в том числе и советского периода развития гражданского законодательства, в других обязательствах указанный способ обеспечения не пользуется популярностью.

Предметом задатка может быть только денежная сумма. ГК не содержит ни минимальных, ни максимальных ограничений размера суммы задатка. Он определяется соглашением сторон и, как правило, составляет не всю, а лишь часть суммы, причитающейся со стороны, выдающей задаток. Вместе с тем такие ограничения в ряде случаев могут содержаться в специальном законодательстве. Так, согласно п. 6 ст. 18 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества"[39] задаток для участия в аукционе устанавливается в размере 20% начальной цены, указанной в информационном сообщении о приватизации государственного или муниципального имущества, но не более чем 4,5 млн. установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Соглашение о задатке независимо от суммы задатка и от формы основного договора должно быть заключено в письменной форме (п. 2 ст. 380 ГК). Однако в отличие от залога и поручительства (ст. 362, п. 4 ст. 339 ГК) невыполнение этого требования не влечет недействительности соглашения о задатке. Устное соглашение о задатке лишь усложняет положение сторон в случае возникновения между ними спора. Участники соглашения лишаются права ссылаться на свидетельские показания, но могут привлечь письменные и иные доказательства (п. 1 ст. 162 ГК).

Задаток выполняет три функции: удостоверительную (доказательственную), обеспечительную и платежную.

Удостоверительная (доказательственная) функция задатка означает следующее. Согласно п. 1 ст. 380 ГК задаток, являясь способом обеспечения исполнения обязательства, одновременно выдается в "доказательство заключения договора". Следовательно, им подтверждается, удостоверяется факт заключения того договора, в счет платежей по которому задаток предоставляется. Это означает, что если выдача и получение задатка не оспариваются сторонами, либо, хотя и оспариваются, но подтверждены соответствующими доказательствами, основной (обеспечиваемый) договор между этими сторонами должен считаться заключенным.

Обеспечительная функция задатка сводится к тому, что давшая его сторона в случае неисполнения ею договора теряет его. Если же не исполняет договор сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка, т.е. возвратить полученную сумму задатка и уплатить дополнительно сумму, равную задатку.

Названное правило применяется лишь в случае неисполнения обязательства в целом и не распространяется на случаи ненадлежащего исполнения, т.е. при нарушении отдельных условий договора, когда в целом данное обязательство сохраняет силу. Кроме того, указанные последствия допустимы лишь в отношении стороны, которая совершила правонарушение и ответственна за неисполнение договора (п. 2 ст. 381 ГК). Иными словами, потеря задатка одной стороной (внесшей задаток) либо уплата его другой стороной в двойном размере возможны лишь при наличии оснований для ответственности соответствующей стороны. Названные обстоятельства позволяют, по мнению ряда ученых, считать задаток одной из мер ответственности за нарушение обязательства[40] .

Иная судьба денежной суммы, внесенной в качестве задатка, при прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения (в силу действия обстоятельств непреодолимой силы или других обстоятельств, возникших не по вине сторон). В подобной ситуации задаток возвращается в размере полученной суммы, т.е. в одинарном размере (п. 1 ст. 381 ГК). Так, должен быть возвращен в одинарном размере задаток, полученный продавцом дачи, если дача до передачи ее покупателю была разрушена или повреждена наводнением.

Платежная функция задатка проявляется в том, что он выдается в счет платежей по договору за выполненные работы, оказанные услуги и т.д. Задаток выдается стороной, с которой причитаются платежи по договору, - заказчиком, нанимателем, покупателем и т.д. Он уплачивается кредитору вперед, т.е. вносится до передачи товара, выполнения работ, оказания услуг. Следовательно, при последующем исполнении договора и расчете между сторонами лицо, выдавшее задаток, вправе удержать его сумму из причитающихся с него платежей за переданные товары (выполненные работы, оказанные услуги). Эта черта задатка выражена в названии и роднит его с авансом.

Аванс, подобно задатку, засчитывается в счет будущих платежей (платежная функция). Более того, аванс также служит доказательством, удостоверяющим факт заключения договора (доказательственная функция). Однако в отличие от задатка аванс не выполняет обеспечительной функции. Поэтому независимо от того, какая из сторон ответственна за неисполнение обязательства, сторона, выдавшая аванс, вправе требовать его возвращения во всех случаях неисполнения договора. Сторона, получившая аванс, не может быть обязана к его возвращению в большем размере.

Глава 3. Проблемы судебно-арбитражной практики по вопросам применения способов исполнения обеспечения обязательств

Обеспечение исполнения обязательств в целом и способы обеспечения исполнения обязательств в гражданском праве России занимают особое место при анализе эффективности норм гражданского права и их влияния на экономические отношения. Обеспечение исполнения обязательств является одной из традиционных и довольно подробно разработанных областей гражданского права государств как континентальной, так и англо-американской систем права. Рыночная экономика требует наличия новых эффективных стимулов исполнения договорных обязательств.

Способы обеспечения исполнения обязательств - это экономические стимулы, побуждающие стороны обязательств к надлежащему их исполнению.

Анализ судебно-арбитражной практики показывает, что особую эффективность из всех классических способов обеспечения имеет залог. В России элементарные способы обеспечения исполнения обязательств в виде заклада были известны еще в 12 веке, которые берут свое начало из римского права. Общее понятие о залоговом праве составляет один из наиболее спорных пунктов современной юриспруденции. Несмотря на то, что основополагающим источником залогового права является Гражданский кодекс РФ (§ 3 гл. 23), с правом залога связаны и иные нормы других федеральных законов, а именно Федеральных законов "Об ипотеке", "О валютном регулировании и валютном контроле", "О несостоятельности (банкротстве)".

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

Хотелось бы отметить, что гарантия при оценке ее в судебных спорах не признается акцессорным требованием, но при этом арбитражные суды затруднительно решают один из существенных вопросов: как влияет исполнение или неисполнение гарантом своего обязательства по банковской гарантии на судьбу основного обязательства, и, в частности на объем прав требований бенефициара к принципалу.

Говоря о взаимосвязи основного и вторичного обеспечительного обязательств, хотелось бы остановиться еще на одной проблеме. В силу того что в большинстве своем способы обеспечения обязательств носят вторичный характер, они не могут влиять на содержание и действительность основного обязательства. То есть, если по каким-либо причинам обеспечивающее обязательство прекращается, это не оказывает воздействия на правовой характер основного обязательства, и оно остается в силе. Однако хотелось бы отметить, что иногда дополнительное обязательство может влиять на основное.

Действительно, взаимосвязь обеспечительного обязательства с основным обязательством реально существует. И это определяется их обеспечительной сущностью. Однако еще М.М. Агарков указывал, что обеспечительные средства обладают значительной самостоятельностью[41] . Так, нам известна и так называемая германская оборотная ипотека, когда акцессорность ипотеки исчезает, и относительно основного обязательства она приобретает самостоятельное значение. Можно привести другие примеры обратной связи залога и основного обязательства. Речь идет о возможности отказа банка от предоставления кредита при недостаточном обеспечении (если условие об обеспечении было предусмотрено в кредитном договоре), возможности досрочного обращения взыскания на предмет залога при наступлении определенных условий[42] . Кроме того, в соответствии с действующим законодательством уступка залогодержателем своих прав по закладной другому лицу означает одновременную уступку тому же лицу прав по обеспеченному ипотекой кредитному договору или иному основному обязательству. Таким образом, сущность закладной составляет институт следования права по основному обязательству судьбе залогового права. С установлением ипотеки с помощью закладной и при переходе этой ценной бумаги в руки "добросовестного приобретателя" ипотека приобретает самостоятельное значение.

Но в любом случае, как справедливо писали И.Б. Новицкий и Л.А. Лунц, "не может существовать обеспечение, если нечего обеспечивать". То есть они являются вторичными обязательствами. В качестве примера приведем пример из арбитражной практики.

Между ОАО "Запсибгазпром" (подрядчиком) и ОАО "Невинномысский азот" (заказчиком) был заключен контракт от 23 декабря 1999 г. N 1099Н на создание газотурбинной теплоэлектростанции (ГТЭС) мощностью 32 МВт.

В целях обеспечения исполнения обязательств по контракту подрядчик подписал соглашение с Внешторгбанком в лице филиала в городе Тюмени от 20 февраля 2001 г. о выдаче заказчику банковской гарантии. В соглашении стороны договорились, что принципалом является ОАО "Запсибгазпром", бенефициаром - ОАО "Невинномысский азот", под основным обязательством принципала понимается выполнение им своих обязательств перед бенефициаром, принятых в соответствии с условиями контракта от 23 декабря 1999 г. N 1099Н. Датой вступления гарантии в силу считается дата зачисления авансового платежа на счет принципала.

Внешторгбанком выдана гарантия от 20 февраля 2001 г. N 03-LG, по которой гарант безотзывно обязался возвратить бенефициару аванс в пределах суммы, эквивалентной 2941750 долларам США, в рублях по курсу Банка России на день оплаты обязательства по гарантии по получении первого письменного и должным образом подписанного требования, указывающего, что принципал не выполнил свои обязательства по контракту и какие именно нарушения допущены.

Гарантия вступала в силу с даты зачисления аванса на счет принципала и действовала в течение девяти календарных месяцев.

Аванс был перечислен 22 мая 2001 г.

В тексте гарантии не конкретизируется, исполнение каких именно обязательств в рамках заключенного контракта ею обеспечивается, а также не содержится оговорок об обеспечении гарантией выполнения только части обязательств по контракту.

Однако срок строительства ГТЭС согласно п. 5.1 контракта от 23 декабря 1999 г. N 1099Н составлял пятнадцать месяцев с даты перечисления авансового платежа, в то время как срок действия гарантии истекал через девять месяцев с даты перечисления указанного платежа, то есть на шесть месяцев ранее. Следовательно, при выдаче данной банковской гарантии изначально отсутствовала ее обеспечительная функция по отношению к основному обязательству, срок исполнения которого наступал позже, чем истекал срок действия гарантии, что противоречит существу банковской гарантии.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 31 мая 2005 г. N 929/05 постановил, что суды апелляционной и кассационной инстанций обоснованно признали банковскую гарантию от 20 февраля 2001 г. N 03-LG недействительной сделкой, не порождающей правовых последствий, и оспариваемые заявителем судебные акты подлежат оставлению без изменения, поскольку они не нарушают единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. Данное Постановление наглядно показывает, что не может быть обеспечения, если срок основного обязательства больше, чем срок действия гарантии[43] .

В другом Постановлении Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что требование об уплате неустойки (в том числе и в виде периодически уплаченных сумм) является дополнительным и срок исковой давности по нему истекает одновременно с истечением срока исковой давности по основному требованию[44] .

Интересным представляется также следующее Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда. Как следует из материалов дела, на основании генерального соглашения от 16 апреля 1998 г. между банком "Зенит" и МБТиС заключено шесть кредитных договоров, по которым первый предоставил второму кредиты на общую сумму 17404600 долларов США.

В обеспечение исполнения своих обязательств заемщик передал кредитору облигации внутреннего государственного валютного займа по отдельно заключенным соглашениям, которые правильно оценены судом кассационной инстанции как договоры о залоге.

Договором от 7 августа 2000 г. N 17-04/2000 банк "Зенит" в связи с невыполнением должником обязательств по кредитным договорам уступил свои права требования по кредитным договорам кипрской компании "The Thunderway Services Ltd".

По условиям данного договора цедент передал цессионарию лишь права требования по основным обязательствам должника (кредитным договорам), не передавая прав требования по соглашениям об обеспечении их исполнения.

В силу положений гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации при уступке прав требования произошла перемена лиц в обязательстве, и прежний кредитор выбыл из основного обязательства. Соответственно, основное обязательство в отношении банка "Зенит" прекратилось.

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Поскольку согласно ст. 384 Кодекса объем прав кредитора, переходящих к другому лицу, может быть определен договором, то прежний кредитор, выбывший из основного обязательства и не передавший прав требования по обеспечительным соглашениям, не вправе был удерживать предмет обеспечения.

Следовательно, заемщик имел право как потребовать возврата облигаций, являвшихся обеспечением кредитных договоров, так и уступить это право другому лицу.

При таких обстоятельствах требования объединения "Машиноимпорт", предъявленные к прежнему кредитору, о возврате предмета обеспечения либо взыскании его рыночной стоимости являются правомерными, и суды первой и кассационной инстанций обоснованно удовлетворили иск, в связи с чем протест не может быть удовлетворен[45] .

Итак, с учетом сказанного не могут признаваться способами обеспечения обязательств обеспечительные меры, использование которых не предполагает существования дополнительных (акцессорных) обязательств. Иногда в обороте возникает потребность создать гарантии, исключающие возможность причинения ущерба кредитору на стадии исполнения обязательства должником. Наличие таких гарантий дает кредитору уверенность в том, что обязательство будет исполнено должником надлежащим образом. А.Л. Маковский, приводя в качестве таких примеров зачет взаимных требований, аккредитивную форму расчетов, перевод покупателя на предварительную оплату продукции, писал о том, что такие обеспечительные меры, или, как он их называл, "условия исполнения обязательства", следует отграничивать от способов обеспечения исполнения обязательств, несмотря на то что они и имеют ярко выраженный обеспечительный характер. А.Л. Маковский считает, что "в отличие от способов обеспечения обязательства, которые не определяют порядок его исполнения и реализуются лишь в случае нарушения обязательства, эти условия имеют целью предотвратить нарушение обязательства именно путем установления особого порядка его исполнения и применяются только на стадии исполнения"[46] . Данное мнение является вполне логичным и справедливым. Правда, В.В. Витрянский называет такие обеспечительные меры иными или дополнительными способами обеспечения [47] , что вряд ли обоснованно.

Установление любого способа обеспечения исполнения обязательства означает возможность наступления имущественных последствий. Они могут наступить только при неисправности должника. Если, например, обязательство, обеспеченное неустойкой, не исполнено (угроза взыскания неустойки не оказала должного влияния), то производится ее взыскание. Если не исполняется обязательство, обеспеченное задатком, то реализуется угроза потери суммы задатка неисправной стороной. Нарушение обязательства, в обеспечение которого заключен договор поручительства, является основанием для реализации прав кредитора по данному договору. Залог стимулирует должника к надлежащему исполнению обязательства (действует еще до нарушения), а при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства наступают имущественные последствия.

С учетом изложенного способы обеспечения исполнения обязательств представляют собой установленные дополнительным вторичным обязательством меры воздействия на должника, заключающиеся в понуждении его к надлежащему исполнению обязательства и указывающие на источник удовлетворения имущественных интересов кредитора после факта правонарушения.

Заключение

По результатам работы можно сделать ряд выводов.

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

Исполнение обязательства как правомерное и волевое действие (поведение) должника, направленное на прекращение имеющейся у него обязанности (долга), представляет собой сделку, причем нередко одностороннюю. С этой точки зрения оно подчиняется общим правилам о сделках, в том числе о форме сделок.

Исполнение любых обязательств подчиняется некоторым общим требованиям, составляющим принципы исполнения обязательств. Важнейшим из них является охарактеризованный выше принцип надлежащего исполнения. Применительно к договорным обязательствам в отечественном правопорядке он традиционно конкретизируется в понятии договорной дисциплины, соблюдение которой предполагает необходимость точного и своевременного исполнения сторонами договора всех своих обязанностей в строгом соответствии с условиями их соглашения и требованиями законодательства.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства выражается в запрете одностороннего отказа должника от исполнения имеющихся обязанностей, а для договорных обязательств также в запрете одностороннего изменения их условий любым из участников (ст. 310 ГК). Нарушение данного запрета рассматривается как основание для применения мер ответственности.

Односторонний отказ от исполнения обязательств или одностороннее изменение их условий разрешается лишь в виде исключения, прямо предусмотренного законом, в частности для обязательств, вытекающих из фидуциарных сделок, или, например, в договоре банковского вклада, где допускается одностороннее изменение банком размера процентов, начисляемых по срочным вкладам (п. 2 ст. 838 ГК). В обязательствах, связанных с осуществлением обоими участниками предпринимательской деятельности (т.е. в профессиональном, предпринимательском обороте), возможность одностороннего отказа от их исполнения или одностороннего изменения их условий может быть предусмотрена также договором.

Принцип реального исполнения означает необходимость совершения должником именно тех действий (или воздержания от определенных действий), которые предусмотрены содержанием обязательства. Из этого вытекает недопустимость по общему правилу замены предусмотренного обязательством исполнения денежной компенсацией (возмещением убытков). Поэтому в случае ненадлежащего исполнения обязательства должник не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, если только иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК).

В прежнем правопорядке названный принцип являлся одним из господствующих, ибо в плановом хозяйстве деньги фактически не имели значения всеобщего эквивалента, а потому и денежная компенсация убытков обычно не давала кредитору возможности приобрести нужные ему товары (заказать работы или услуги и т.д.). Однако и в рыночном хозяйстве данный принцип сохраняет известное значение, обусловленное необходимостью максимального обеспечения интересов кредитора, например в отношениях с должником, занимающим монопольное положение.

Этот принцип лежит в основе предоставленной кредитору неисправного должника возможности исполнить обязательство в натуре (изготовить вещь, выполнить работу или получить услугу) с помощью третьего лица или даже самому, но за счет своего контрагента (ст. 397 ГК). По той же причине при неисполнении должником обязательства по передаче кредитору индивидуально-определенной вещи последний вправе потребовать отобрания этой вещи у должника (ч. 1 ст. 398 ГК). Обязанность по возмещению внедоговорного вреда также может заключаться в его возмещении в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, ремонт поврежденной вещи и т.п.) (ст. 1082 ГК).

Вместе с тем во многих случаях практически невозможно понудить неисправного должника к исполнению его обязательства в натуре даже путем исполнения судебного решения (например, при нарушении им обязательств по поставке товаров, перевозке грузов, проведению строительных работ). Поэтому по общему (впрочем, диспозитивному) правилу закона должник, исполняющий обязательство хотя бы и ненадлежащим образом (например, с просрочкой или частично), не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, тогда как должник, вовсе не исполняющий свое обязательство, такой обязанности не несет, но должен возместить все причиненные этим убытки (ср. п. 1 и 2 ст. 396 ГК), включая возможное исполнение этого обязательства за его счет другим лицом. Должник также освобождается от исполнения обязательства в натуре, если такое исполнение вследствие допущенной им просрочки утратило интерес для кредитора либо последний согласился получить за него отступное (п. 3 ст. 396 ГК).

Исполнение обязательства должно также подчиняться принципам разумности и добросовестности как общим принципам осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК). В соответствии с принципом разумности, например, обязательства должны исполняться "в разумный срок" (если точный срок их исполнения не предусмотрен и не может быть определен по условиям конкретного обязательства); кредитор вправе "за разумную цену" поручить исполнение обязательства третьему лицу за счет неисправного должника; кредитор должен принять "разумные меры" к уменьшению убытков, причиненных ему неисправным должником, и т.д. На принципе добросовестности, в частности, основаны императивные правила исполнения подрядных обязательств об "экономном и расчетливом использовании" подрядчиком материала, предоставленного заказчиком (п. 1 ст. 713 ГК), и о необходимости содействия заказчика подрядчику в выполнении работы (п. 1 ст. 718 ГК). При исполнении договорных обязательств, возникающих в международном коммерческом обороте, обязательными признаются принципы "добросовестности и честной деловой практики", а также взаимного сотрудничества сторон.

В заключении хотелось бы отметить, что банковская гарантия, поручительство сегодня широко применимы и в арбитражно-процессуальном аспекте, а именно при предоставлении обеспечительных мер.

Судебная система ведет активную работу по вопросам разъяснения норм, регулирующих применение способов обеспечения обязательств, о чем свидетельствуют информационные письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о залоге, банковской гарантии, поручительстве, а также Пленумы Высшего Арбитражного Суда РФ в этой же области права.

Список литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. // РГ. - 1993. - 25 декабря.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая, вторая и третья) (с изм. и доп. от 20 февраля, 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля, 15 мая, 26 ноября 2001 г., 21 марта, 14, 26 ноября 2002 г., 10 января, 26 марта, 11 ноября, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2, 29, 30 декабря 2004 г., 21 марта, 9 мая, 2, 18, 21 июля 2005 г.). // Ч.1 – СЗ РФ 1994 г. N 32 ст. 3301, Ч.2 – СЗ РФ 1996 г. N 5 ст. 410, Ч.3 – СЗ РФ 2001 г. N 49 ст. 4552.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

4. Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имуществом и сделок с ним" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.

5. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" // Российская газета. 1997. 5 августа.

6. Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" // Российская газета. 1998. N 137. 22 июля.

7. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве) // Российская газета. 1998. N 10. 20 января; 1998. N 11. 21 января.

8. Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" // Российская газета. 1998. 17 февраля.

9. Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" // Российская газета. 1998. 3 октября.

10. Указ Президента Российской Федерации "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества" от 1 июля 1992 г. N 721 // Собрание актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. 1992. N 1. Ст. 3.

11. Указ Президента Российской Федерации "О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования" от 28 февраля 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 10. Ст. 880.

12. Положение о лицензировании деятельности ломбардов, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 9 октября 1995 г. N 984 // Российская газета. 1995. 15 ноября; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 42. Ст. 3985.

13. Правила проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний), утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 декабря 1996 г. N 1485 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 52. Ст. 5919.

14. Положение об использовании залога таможенными органами Российской Федерации, утвержденное Приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 22 февраля 1994 г.

Список использованной литературы

1. Баринова М.А., Максименко С.Т. Римское частное право: учебное пособие для ВУЗов. - "ЗАО "Юстицинформ", 2006 г.

2. Басин Е.В., Гонгало Б.М., Крашенинников П.Ф. Залоговые отношения в России. М., 1994.

3. Белов В.А. Поручительство. Опыт теоретической конструкции и обобщения арбитражной практики. М., 1998.

4. Беляева О.А. Предпринимательское право: Учебное пособие. - Юридическая фирма "Контракт", "ИНФРА-М", 2006 г.

5. Брагинский М.И. Все о залоге. М., 1994.

6. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997.

7. Гарантии надлежащего исполнения обязательства по отгрузке товара и документы с расхождениями (Со Чи Сенг, "Международные банковские операции", N 1, январь-февраль 2006 г.)

8. Гонгало Б.М. Обеспечение исполнения обязательств. М., 1999;

9. Гражданское право: Учебник. Том II (под ред. О.Н. Садикова) - "Контакт", "ИНФРА-М", 2007 г.

10. Гражданско-правовые способы обеспечения исполнения обязательств (В.И. Казанцев, "Законы России: опыт, анализ, практика", N 6, декабрь 2006 г.)

11. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. (2-е изд., доп. и перераб.) - "Экзамен", 2006 г.

12. Ерпылева Н.Ю. Международное банковское право. М., 1998;

13. Залог как способ обеспечения исполнения обязательств заемщика, возникших из договора банковского кредита (С.А. Приданов, "Юридическая работа в кредитной организации", N 4, IV квартал 2005 г.)

14. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. Раздел 2, гл. 3.

15. Ипотека как способ обеспечения исполнения обязательств (С.П. Гришаев, "Законы России: опыт, анализ, практика", N 6, декабрь 2006 г.)

16. Исполнение обязательств в натуре (Н. Рогожин, "эж-ЮРИСТ", N 24, июнь 2005 г.)

17. Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве (по изданию 1898 г.). М., 1999;

18. Латынцев А.В. Обеспечение исполнения договорных обязательств. М., 2002.

19. Лихачев Г.Д. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. - "Юстицинформ", 2005 г.

20. Маковская А.А. Залог денежных средств и ценных бумаг. М., 1999;

21. Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. Ч. 1 (по исправленному и дополненному 8-му изданию 1902 г.). М., 1997;

22. Неустойка как способ обеспечения надлежащего исполнения обязательства (Р. Ларионов, "Финансовая газета. Региональный выпуск", N 15, апрель 2007 г.)

23. Новицкий И.Б., Лунц А.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. Гл. 5.

24. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950 (гл. II);

25. О понятии и классификации способов обеспечения исполнения обязательств (С.А. Зинченко, "Законы России: опыт, анализ, практика", N 6, декабрь 2006 г.)

26. Обеспечение исполнения обязательств управляющей организации, победившей в открытом конкурсе (Е.В. Ермолаева, "Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложение", N 3, март 2007 г.)

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДЕМОНСТРАЦИОННАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕННА АВТОРАМИ NEZACHETOV.NET

МАТЕРИАЛ НЕПОЛНЫЙ

27. Правовые проблемы организации рынка ипотечного кредитования в России / Под ред. В.С. Ема. М., 1999;

28. С.В. Сарбаш. "Право удержания в Российской Федерации" включена в информационный банк согласно публикации - Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. Издание второе, исправленное.

29. Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательства. М.: Издательство "Статут", 2003.

30. Система способов обеспечения исполнения обязательств (Д.В. Тариканов, "Законодательство", N 5, май 2006 г.)

31. Сулейменов М.К., Осипов Е.Б. Залоговое право. Алматы, 1997.

32. Теоретические проблемы учения о способах обеспечения исполнения обязательств (В.А. Белов, "Законы России: опыт, анализ, практика", N 6, декабрь 2006 г.)

[1] См.: Римское частное право. Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского/М., 1996.

[2] См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 3. Права обязательст­венные/СПб., 1901. С. 231.

[3] Гражданское право. Часть первая: Учебник. Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев/М.: Юристъ, 2003. С. 609.

[4] См., в частности: ст. 5 Федерального закона от 13 декабря 1994 г. № 60-ФЗ «О по­ставках продукции для федеральных государственных нужд» // СЗ РФ. 1994. № 34. Ст. 3540; ст. 16 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. № 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» // СЗ РФ. 1995. № 1. Ст. 3 и др.

[5] Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1996.

[6] Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 3. Права обязательственные. СПб., 1901. С. 231.

[7] См., в частности: ст. 5 Федерального закона от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" // СЗ РФ. 1994. N 34. Ст. 3540; ст. 16 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ "О государственном материальном резерве" // СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 3 и др.

[8] ст. 881 ГК, ст. 32 Положения о переводном и простом векселе (приложение к Постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. // СЗ СССР. 1937. N 52. Ст. 221). См. также ст. 370 ГК о независимости банковской гарантии от основного обязательства.

[9] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. С. 384.

[10] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 291.

[11] Советское гражданское право. Т. 1. М.: Юрид. лит., 1965. С. 490.

[12] Советское гражданское право: Учебник. В 2 ч. Ч. 1 / Под ред. В.А. Рясенцева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. лит., 1986. С. 493.

[13] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 384 - 387; Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юристъ, 1997. С. 414 - 417.

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. Братусь С.Н., Садиков О.Н. М.: Юрид. лит., 1982. С. 228 (автор главы - А.Л. Маковский); Гражданское право. В 2 т. Т. 2: Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. М.: БЕК, 1994. С. 28 (автор главы - Е.А. Суханов); Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юристъ, 1997. С. 416 (автор главы - Т.В. Богачева); Гражданское право России. Часть первая: Учебник / Под ред. З.И. Цыбуленко. М.: Юристъ, 1998. С. 400 (автор главы - В.С. Константинова); Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 384 - 385 (автор главы - В.В. Витрянский) и т.д. Исключением является позиция В.С. Ема, полагающего, что неустойка, как санкция в обязательстве, во всех случаях является элементом самого обеспечиваемого обязательства (Гражданское право: В 2 т. Т. II. Полутом I: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. С. 52, 58).

[15] Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. Варшава, 1872. С. 48. Подобная характеристика дается и в современной литературе (см., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 384 - 385).

[16] Павлодский Е.А. Влияние ГК РФ на регулирование банковской деятельности // Новый Гражданский кодекс России и отраслевое законодательство. М., 1995. С. 42

[17] Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юрид. лит., 1996. С. 254 (автор главы - М.И. Брагинский). Иногда банковскую гарантию прямо именуют вторичным обязательством, дополнительным по отношению между бенефициаром и принципалом (см.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий. М.: БЕК, 1998. С. 571 (автор комментария к ст. 368 - А.Л. Меламед).

[18] Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М.: Юрид. лит., 1982. С. 229.

[19] Райхер В.К. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР. Л., 1958. С. 164 - 165; Гришин Д.А. Неустойка: современная теория // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского. Вып. 2. М., 2000. С. 131.

[20] Халфина Р.О. Право и хозрасчет. М., 1975. С. 107; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 387.

[21] Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросу о природе неустойки прослеживается, в частности, в Обзоре практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (приложение к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1997 г. N 17) // ВВАС РФ. 1997. N 9. С. 75. Так, согласно п. 2 Обзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в качестве одного из критериев установления несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств указал значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств. Далее Президиум отметил, что неустойка является средством возмещения потерь кредитора, вызванных нарушением должником своих обязательств (п. 4 Обзора). Вместе с тем сказанное не меняет общепризнанного в доктрине и судебной практике правила о возможности взыскания неустойки за сам факт нарушения обязательства независимо от факта причинения убытков кредитору.

[22] СЗ РФ. 1994. N 34. Ст. 3540.

[23] См., к примеру, императивное правило п. 1 ст. 23 Закона "О защите прав потребителей" о неустойке в размере одного процента // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

[24] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2002. С. 687.

[25] п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // ВВАС РФ. 1996. N 9. Далее - Постановление Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8.

[26] Обзор практики применения арбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации. Приложение к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1997 г. N 17 // ВВАС РФ. 1997. N 9. С. 75.

[27] Так, согласно п. 5 ст. 28 Закона "О защите прав потребителей" сумма взысканной потребителем неустойки (пени) за нарушение сроков выполнения работ (оказания услуг) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа.

[28] определение Конституционного Суда РФ от 10 января 2002 г. N 11-О по жалобам граждан Бузулуцкой А.М., Егоровой З.И., Марченко А.В., Мокрыщева В.А., Педана В.А. и Семенищева И.Т. на нарушение их конституционных прав ст. 333 Гражданского кодекса РФ // Вестник Конституционного Суда РФ. 2002. N 4. С. 18.

[29] В судебной практике это положение подтверждено в п. п. 6, 15 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" // ВВАС РФ. 1998. N 11.

[30] Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912. С. 174.

[31] : А.В. Латынцева (см.: Обеспечение исполнения договорных обязательств. М., 2002. С. 90); М.И. Брагинского (см.: Брагинский М.И. Обязательства и способы их обеспечения: неустойка, залог, поручительство, банковская гарантия (Комментарий к новому Гражданскому кодексу Российской Федерации). М., 1995. С. 68); Е.А. Павлодского (см.: Павлодский Е.А. Залог и ипотека // ХиП. 1997. N 2. С. 82)и др.

[32] Латынцев А.В. Обеспечение исполнения договорных обязательств. М., 2002. С. 228 - 230.

[33] п. 4 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1998 г. N 28 // ВВАС РФ. 1998. N 3. С. 92

[34] п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами"// ВВАС РФ. 1998. N 11. С. 7.

[35] п. 18 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14.

[36] К небанковским кредитным организациям относится кредитная организация, имеющая право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные Законом "О банках и банковской деятельности". Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество (см.: ст. 1 Закона "О банках и банковской деятельности"// СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492; 2002. N 12. Ст. 1093).

[37] п. 3 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии // ВВАС РФ. 1998. N 3. С. 88.

[38] п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8.

[39] СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251.

[40] Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 98 - 99; Латынцев А.В. Указ. соч. С. 215. В то же время другие ученые полагают, что нет никаких оснований для выделения задатка в качестве самостоятельной меры ответственности (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 513). В настоящее время господствующей является первая точка зрения.

[41] Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Ученые труды Всесоюзного института юридических наук. Вып. 3. М., 1940. С. 62.

[42] Кулаков В.В. Взаимосвязь залога и обязательства, им обеспеченного // Ученые записки УлГУ. Серия "Государство и право" / Под ред. А.И. Чучаева. Ульяновск, 1996. С. 16.

[43] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 929/05 // Информационно-справочная система "КонсультантПлюс".

[44] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 октября 2003 г. N 6290/03 // Информационно-справочная система "КонсультантПлюс".

[45] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 марта 2002 г. N 7144/01 // Информационно-справочная система "КонсультантПлюс".

[46] Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М.: Юрид. лит., 1982. С. 229.

[47] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М.: Статут. С. 481 - 482.

Подобные материалы

Мировой судья исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности
Переход от социалистической к рыночной экономике требовал свободы экономической деятельности,
Новосибирский военный институт спутни к разведчик а (учебно-методическое пособие)
Современный общевойсковой бой требует от солдата умелого применения вооружения и техники, средств
Тема: Идеи фрейдизма
«инстинкта жизни» (Эроса) с «инстинктом смерти» (Танатосом), взаимоотношения сознательного и
Учебно-методическое пособие Минск, 2005 удк616. 33-07-08-053. 3-053. 6+616. 342-07-08-053. 3-053. 6]075. 8 Ббк 57. 3я7 к-68
Король С. М., Колупаева Е. А. Болезни желудка и 12-перстной кишки у детей и подростков
Васаби
Васаби японская приправа, разновидность хрена и растение вида Wasabia japonica, Cochlearia wasabi